Текст комментария
Правда о Дворкине Александре Леонидовиче
Истинная причина
межконфессиональных проблем в России

Сектовед в пиджаке Евгений Мухтаров. Анатомия инквизиции Ярославля

Организациям, стремящимся помогать жителям Ярославской области, приходится делать это вопреки нападкам. Оказывается, для того, чтобы оставаться в безопасности вести деятельность согласно закону ещё не достаточно — нужно соответствовать определённым критериям, которые остаются на усмотрение сектоведа Евгения Мухтарова. В противном случае, вас объявят сектантом или того хуже — членом «тоталитарной секты», и ваша песенка спета!

Евгений Олегович Мухтаров — журналист по призваниюНе имеющий журналистского образования., сектовед и член Российской ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИРС) с момента её основания. В 2009 году вошёл в Экспертный совет по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ, однако был исключен из его состава после того, как выяснилось, что у Мухтарова нет высшего образования. Согласно официальному ответу Ярославского государственного университета, Евгений Мухтаров окончил лишь 1 курс исторического факультета, и в 1991 году был отчислен за академическую неуспеваемость.

До этого Мухтаров указывал «высшее» в строке «образование», и ему даже удалось пролезть в два религиоведческих совета по Ярославлю и области.


Сохранившийся профиль Мухтарова на форуме сайта cirota.ru, где разворачивалась первая сектоведческая пропаганда в конце 90-х — начале 00-х. | Архив

ПРИВЕРЖЕНЕЦ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИХ ГРУПП

2 апреля 1990 года в Москве было учреждено Всенародное общество ревнителей памяти Великого Государя Николая II, уже через несколько месяцев членский билет общества №126 лежал в кармане Евгения Мухтаров. Однако он не монархист и не испытывает особых симпатий к Императору Николаю II. По нашему оценочному мнению, им движет некое извращенное стремление бороться с воображаемыми врагами и заниматься разрушительной деятельностью под видом показного патриотизма. И, читая дальше, вы поймете, почему мы пришли к такому выводу.


Источник: личная страница Вконтакте

В августе 2002 года участник одного националистического интернет-форума с именем «Anenerbe» и электронной почтой em777@mail.ru решил раскрыть свою личность и представиться. Им оказался Евгений Мухтаров. Внимательно прочитайте, что он написал:

«Думаю, если никто не будет рекламировать этот форум на стороне — то он вполне замаскирован, чтобы продержаться некоторое время без посторонних «глаз». Форум, как вы заметили, находится на одной из страниц сайта, которая не отражена на главной странице. Главная страница сделана только для отвода глаз... Вобщем, пока что вроде нам здесь вражеская агентура не грозит. Поэтому давайте высказываться свободно, как друзья по несчастью...

Но вообще, можно для начала представиться. Меня зовут Евгений, я родился в 1969 году в Ярославле, где и проживаю. Фамилия смешная: Мухтаров. Откуда взялась — неясно, предки вроде были татарами. <...> Главное, что я сам, конечно, идентифицирую себя с русским... Учился на истфаке, служил в армии, с 1991 года — журналист. <...> Позиция у меня здесь предельно простая — стараться по мере сил помогать любым организациям патриотической ориентации, независимо, кто у них лидер и какая именно идея в данный момент доминирует. Просто я считаю, что сейчас не время выяснять отношения, кто из нас правильнее думает. Вот отразим вместе экспансию извне, передавим «пятую колонну» внутри — тогда и будем меж собой разбираться. А пока у нас один общий враг, и если мы не будем, сидя в одном окопе, друг друга прикрывать — нас всех аккуратно перебьют.»

В своём конспирологическом послании Мухтаров уже тогда называл себя «охотником за сектами»:

«Просто, помимо работы в газете, у меня уже много лет довольно редкое хобби — противодействие деструктивным культам. Проще говоря, охотник за сектами. Не буду скрывать, что достиг в этом плане у себя на территории Ярославской области определенных успехов. Специализировался, в основном, на харизматах и неопятидесятниках, действуя из внутренних убеждений, что духовная зараза западного производства ничем не лучше заразы политической, культурной, экономической и прочей, импортируемой с того же Запада. Старался готовить общественное мнение жителей по этому поводу через прессу, инициировал пикеты против различных сектантских мероприятий, пытался срывать шоу иностранных миссионеров, вытаскивал из культов тех, кто еще не увяз там с головой и так далее».

Здесь стоит сделать небольшое отступление и дополнить биографию ультра-патриота Мухтарова одним документом, о котором он мог забыть «действуя из внутренних убеждений, что духовная зараза западного производства ничем не лучше заразы политической, культурной, экономической и прочей, импортируемой с того же Запада».

Речь идёт о грантовом сертификате на сумму 3500 долларов США, выданной журналисту Мухтарову западным Фондом Сороса в 1997 году. Немалые деньги по тем временам. В этом же году усилилась антисектантская работа Мухтарова.


Источник: личная страница Вконтакте

Вернёмся к тексту Мухтарова — дальше специалист по выслеживанию «дичи» делится нехитрыми методами, с помощью которых он отражает «экспансию из вне»:

«Но, думаю, мой опыт выслеживания «дичи» может пригодиться. Ведь, собственно, мне без разницы, кому ставить подножки — сектантам или не менее омерзительным «антинацистам». Методы здесь примерно одни и те же — собрать массив данных, затем выплеснуть его в широкую аудиторию, а, параллельно, «забомбить» противника официальными заявлениями в государственные инстанции. Авось он копыта и отбросит. Ну и все, собственно, обо мне.»

Коротко и ёмко: выплеснуть массив данных в СМИ и «забомбить» государственные инстанции заявлениями. О достоверности массива данных ничего не говорится. И уж те, кому, согласно Мухтарову, полагается «отбросить копыта», не сомневаются, что сектовед РАЦИРС действует именно так. Мы пообщались с некоторыми из них, но об этом позже, так как приветственное послание Мухтарова имеет интересное продолжение:

«Ах да. Создал я в свое время два примитивных сайта. Примитивных — ибо я совсем не веб-мастер. Оба — неполитические. Один посвящен моей работе и находится по адресу http://regtrud.narod.ru. Другой представляет мою любительскую антисектантскую организацию: http://ruscan.narod.ru. Последний недавно, кстати, пытались закрыть как раз за «фашизм» — обнаружили на одной из страничек эмблему с кельтским крестом, в котором кто-то признал «свастику».

Первый сайт, как следует из адреса, посвящен журналистской работе Мухтарова в газете «Труд», а второй сайт rusCAN.narod.ru, созданный в 1997 году, представляет для нас больший интерес. Мы не зря выделили «CAN» заглавными буквами. Это, как нам представляется, не случайное совпадение, а отсылка к организации Cult Awareness Network, которая была основана в США и практиковала весьма радикальные методы антирелигиозной работы, включавшие в себя депрограммирование — метод насильственного воздействия на человека с целью заставить его отказаться от своих убеждений.

В середине 1990-х американский суд признал CAN и нескольких её агентов виновными в нападении и похищении людей, которое суд описал, как «настолько отвратительное по своему характеру и настолько ошеломляющее по своей степени, что оно выходит за все возможные границы приличий, является зверским и совершенно неприемлемым в цивилизованном обществе». Жертвой CAN в этом случае был христианин Джейсон Скотт. CAN навесила на его церковь ярлык «секты» и решила, что Джейсон должен быть «спасен» путем насильственного похищения.

Агентом CAN, выбранным для этой «работы», стал Рикк Росс, имевший судимость за кражу ювелирных изделий и диагноз «личности с социопатическимиТо же, что и психопатическими. наклонностями», поставленный тюремным психиатром. Росс и его сообщники похитили Скотта и держали в заключении в течении 5 дней, на протяжении которых с помощью насильственных методов пытались заставить его отречься от христианской веры. После освобождения, Скотт подал иск к CAN, и суд г. Сиэтла наложил штраф на Росса и CAN в размере почти 5 миллионов долларов. Это был не единственный случай депрограммирования агентами CAN.

В 1996 году решением суда CAN была объявлена банкротом, а в 1997 году появился сайт Мухтарова rusCAN.narod.ru в качестве официальной страницы общественного центра «Гражданская безопасность» — так в те годы назывался анисектантский центр в ЯрославлеС 2003 года центр Мухтарова стал именоваться «Ярославский антисектантским центром», а с 2016 года «Ярославский религиоведческий информационно-консультационный центр» во имя святителя Димитрия Ростовского.. Это ещё один штрих к портрету патриота, борющегося со всем западным.

«За период с 1997 по весну 2000 г. «Гражданская безопасность» при поддержке иных общественных объединений, а также отдельных приходов Русской Православной Церкви (Московского Патриархата) организовала три областных месячника «Общество против сект» по предупреждению населения о деятельности тоталитарных культов.»

«Центр «Гражданская безопасность» осуществляет свою деятельность в тесном контакте с Информационно-консультационным центром во имя св. Иринея Лионского, возглавляемым профессором кафедры сектоведения Свято-Тихоновского Богословского института Александром Дворкиным.» — сообщалось на сайте.

В приведенном выше обращении к участникам националистического форума, Мухтаров упоминает, что сайт ruscan.narod.ru пытались закрыть за фашизм в связи с публикацией эмблемы с кельтским крестом, причем слово «фашизм» Мухтаров заключает в кавычки. Об этом стоит упомянуть подробнее. Данная эмблема являлась символом «Лиги патриотической молодежи Ярославской области», у истоков которой стоял Е.О. Мухтаров:

 

«Эмблема общественной организации «Лига патриотической молодежи Ярославской области». Зарегистрирована областным Управлением юстиции Минюста РФ 20 апреля 1994 года, решение о регистрации №360. Возможные ассоциации с фашистской символикой — случайны. День рождения Адольфа Гитлера в качестве даты регистрации эмблемы — тоже чистое совпадение.» — иронизирует портал ReligiousFreedomWatch-ru.org.

Стоит отметить, что изначально кельтский крест, символизирующий объединение христианского креста и языческого солнца, появился в Ирландии как символ кельтского христианства. Однако после Второй мировой войны его начали использовать в среде скинхедов, расистов и неонацистов для обозначения превосходства белой расы.

В Германии, использовавшая в своей эмблемеСозданная в 1971 году группировка «Народно-социалистическое движение Германии» использовала в качестве символа нацистского орла, держащего в лапах венок, внутри которого свастика была заменена на кельтский крест. кельтский крест радикальная неонацистская группировка, после ряда насильственных акций была запрещена в 1982 году как антиконституционная. Запрет этой группировки мы упоминаем не только из-за кельтского креста, но и в связи с тем, что группировка придерживалась идей штрассеризма — по имени бывшего члена НСДАПНСДАП — Национал-социалистическая немецкая рабочая партия, лидером которой до 30 апреля 1945 года был Адольф Гитлер. Отто Штрассера. Запомним этот момент.

В контексте нацизма и Мухтарова встречается и другое совпадение. Председателем «Лиги патриотической молодёжи Ярославской области» был Андрей Васильченко, автор книг о Третьем рейхе и близкий друг Мухтарова.


Источник: личная страница Вконтакте

Именно эта обложка книги Васильченко с соответствующей дарственной надписью размещена нами не случайно. Как вы помните, выбранное Мухтаровым имя пользователя, под которым он опубликовал приведенное выше обращение к участникам форума националистов, было «Anenerbe».

«Ананербе» — это название действительно существовавшей с 1935 по 1945 гг. организации в Германии, которая была создана для изучения традиций, истории и наследия германской расы с целью идеологического обеспечения функционирования государственного аппарата Третьего рейха.

Хотя нам пришлось провести вас через цепочку обрывков сохранившейся информации, этого вполне достаточно, чтобы понять, что обвинения сектоведа в фашизме возникли не на пустом месте.

Изучение публичной деятельности Мухтарова даёт нам основания считать, что этот человек продолжает жить манией выслеживания врагов и неистово с ними сражаться. По нашему мнению, уже более 20 лет он, вероятно, не занимается иным, как ежедневным выискиванием и сбором информации о тех «неполноценных» гражданах, которых причисляет к сектам: устанавливает их места работы, биографические данные, родственные связи, отслеживает высказывания и комментарии, и даже анекдоты, которые, по мнению сектоведа, не соответствуют его критериям должного. Собранный массив данных, как можно понять, используется, чтобы любыми методами создать неприятности жертве, «авось она копыта и отбросит».

В 2016 году Мухтаров вместе с коллегой-сектоведом Александром ГорюновымГорюнов Александр Павлович — консультант Отдела профилактики экстремизма и терроризма Департамента региональной безопасности Ярославской области. Вместе с Е.О. Мухтаровым основал «Ярославский религиоведческий информационно-консультационный центр», в 2017 году вышел из состава учредителей. учредили АНО «Ярославский религиоведческий информационно-консультационный центр» (ЯРИКЦ) во имя святителя Димитрия Ростовского, расположенный, согласно официальному сайту, на территории храма Крестовоздвижения г. Ярославль. По традиции, данный филиал РАЦИРС ассоциирован с миссионерским отделом местной епархии Русской православной церкви.

«Да, там находится церковь. Точнее, старое разрушенное здание церкви, которое в настоящий момент только начали реставрировать. И настоятелем там является руководитель Миссионерского отдела Ярославской епархии [иерей Алексий Карпов]. Насколько я знаю, этот человек придерживается кране правых радикальных националистских монархистских взглядов.» — сообщил собеседник, знакомый с обстановкой.


Е.Мухтаров и А.Горюнов на конференции «Тоталитарные секты — угроза личности, семье, государству». А.Дворкин там же, но в кадр не вошёл. 26 октября 2017 г. | Фото: Юлия Базай

Сектоведы под видом консультантов учат правоохранителей чуять «сектантскую составляющую» и натравливают их на те «вредные» организации, которые хоть и не нарушают законов, но должны быть уничтожены:

«С точки зрения закона «придраться» не к чему: учредителями таких структур выступают ведь не сектанты, а «просто граждане». И вообще секты сегодня хорошо знают законы, стараются не давать повода для проверок со стороны налоговых органов, прокуратуры или полиции. В итоге государство зачастую бессильно, даже если и чувствует в той или иной организации «сектантскую составляющую». И сотрудники правоохранительных органов, бывает, сами спрашивают у меня: «Подскажи, а что с ними делать?». — Е.О. Мухтаров в интервью порталу 76.ru.

И Мухтаров подсказывает. 29 октября 2016 года он выступил перед сотрудниками УМВД России по Ярославской области, а уже через месяц о необходимости противодействия «сектам» вещал с трибуны областной прокуратуры. Это совпало с полицейским и прокурорским давлением на компании одного из известных в Ярославской области протестантских пасторов.


«Выступление о профилактике деятельности религиозных сект. Областная прокуратура, 7 декабря 2016 года. Семинар для сотрудников.» — подпись Е.О. Мухтарова | Фото: личная страница Вконтакте

ЛЕВ БЕЛОВ

К несчастью для себя, житель Ярославской области Лев Белов выбрал веру, не соответствующую критериям Мухтарова. Ряд организаций, возглавляемых законопослушным пастором Беловым, на протяжении нескольких лет проверяли УБЭП МВДУправление по борьбе с экономическими преступлениями. и прокуратура — безрезультатно. Тогда началось давление по административной линии.

Лев Сергеевич Белов — управленец из г. Тутаев близ Ярославля. Имеет два высших образования: юридическое и теологическое. Директор двух компаний в сфере управления жилфондом. С 2010 года является пастором местной церкви евангельских христиан пятидесятников. Женат, имеет двоих несовершеннолетних детей. Лев Сергеевич почти не знает Евгения Мухтарова, зато Мухтаров прекрасно знает его. Судя по комментариям сектоведа в интернете, он тщательно следит за деятельностью пастора и не упускает возможности высказаться по любым отступлениям от того, «как должно быть».


Лев Белов с супругой и дочкой, 2017 г.

«Евгений Олегович Мухтаров лично мне не знаком, мы никогда не встречались, и я даже не знаю как он выглядит. О его деятельности я знаю только из СМИ. Будучи журналистом, он занимается не понятной для меня деятельностью, называемой «сектоведение». Насколько мне известно, правового определения понятию «секта» в российском законодательстве нет. Данный термин заимствован из богословия. И обозначает отличное от традиционной школы учение. Как можно богословскими понятиями оперировать в правовом поле мне, как юристу, не понятно.» — говорит Л.С. Белов.

В какой-то момент компании Льва Белова начали подвергаться череде необъяснимых проверок со стороны правоохранительных органов и ему пришлось предпринимать невероятные усилия, чтобы спасти их от банкротства. Всё это сопровождалось публичными нападками на религиозной почве. Со Львом Сергеевичем у нас состоялся такой диалогИнтервью было взято в апреле 2018 года.:

— В связи с чем такой повышенный интерес Мухтарова к вам? В чем причина его нападок?

— Могу только полагать, что им движут какие-то внутренние религиозные убеждения которые, скорей всего, понятны ему и небольшому кругу лиц. Огорчает, что человек делает какие-то публичные заявления, не имея достаточных к тому оснований.

— Судя по одной из публикаций, Мухтарову не даёт покоя тот факт, что вы включены в кадровый управленческий резерв для Ярославской области. Это действительно так? Может, ваше вероисповедание мешает вам выполнять управленческие функции?

— В декабре 2016 года Распоряжением Губернатора Ярославской области я действительно был включен в кадровый резерв управленческих кадров. Для этого я прошел жесткий отборочный конкурс состоящий из нескольких этапов, включавших в себя конкурс документов, мотивационное эссе, сдачу 4 тестов, написание проекта, его онлайн защиту и в последствии защиту проекта перед квалификационной комиссией в правительстве Ярославской области.

Мешает ли мне моё вероисповедание? Открытого какого-то препятствия я никогда не встречал, частные высказывания людей некомпетентных в вопросах богословия я не рассматриваю. К сожалению, у нас в обществе мало предоставлено информационного поля, на котором могли бы представители религиозных организаций делиться своими убеждениями и вести разъяснительную работу. От недостатка информации заинтересованные лица вынужденны обращаться к весьма сомнительными личностям, именующим себя специалистами непонятно каких сфер. Круг моего общения достаточно широк и в большинстве своем в него входят люди, не являющиеся не только представителями протестантского христианства, но и христианства вообще.

Агитирую ли я активно входить в нашу религиозную группу? Скорее всего, нет. Для меня важно не количество членов общины, а возрождение христианских ценностей в нашем обществе, таких как не укради, не лжесвидетельствуй, не пожелай... и т.д. Мое вероисповедание наоборот даёт мне внутреннюю силу не пойти на компромисс с собственной совестью и служить нашему обществу теми знаниями и навыками, которые я приобрёл.

С 2013 года я являюсь также директором Ярославской региональной общественной организации «Клуб социальных инициатив». Данная организация занимается сбором и распространением вещевой помощи малоимущим жителям нашего района. Деятельность этой организации была признана социально значимой, и администрацией Тутаевского муниципального района было предоставлено помещение для организации склада и пункта выдачи вещей.

А моя коммерческая организация, ООО Управляющая компания «Содействие», в 2013 году получила диплом Губернатора Ярославской области за организацию трудовых мест для инвалидов.

Я разделяю деятельность коммерческой, религиозной, и общественной организаций. У всех этих организаций различные помещения для реализации своей деятельности. В их деятельности принимают участие различные люди. В общественной организации большинство волонтёров не являются членами нашей общины. В коммерческой организации так же работают преимущественно неверующие люди, так как я принимаю на работу не по критерию принадлежности к церкви, а по профессиональным навыкам.

— Кстати про ООО «Управляющую компанию «Содействие». На ярославском интернет-форуме Мухтаров распространил информацию о банкротстве этой компании. Это достоверная информация?

— Мухтаров не сообщает всей информации и тем самым вводит читателя в заблуждение. Он ведь не пишет, что я со старой компании забрал все долги на новую, так обычно никто не делает, а я сделал. К этому вынужденному решению привело как раз-таки давление, оказываемое на мои компании через Департамент жилищного надзора. Уж не знаю, причастен ли к этому господин Мухтаров, но такого количества проверок, которые есть у меня в последнее время, пожалуй, нет больше ни у кого.

ООО УК «Содействие» было зарегистрировано в 2008 году, работать по жилфонду начало с 2009 года. В 2015 году сменилось законодательство и с 1 мая необходимо было иметь лицензию на осуществление функции управления жилфондом. Из-за систематических недосборов с населения в УК «Содействие» были долги, появились судебные решения. Поэтому пролицензировать это УК не представлялось возможным.

Я создал новую УК и не просто бросил долги, а заключил соглашения, договора цессииДоговор об уступке долга., и принял обязательства по оплате поставщикам коммунальных ресурсов на новую компанию.

Для интересующихся поясню подробнее. Ресурсоснабжающие компании (поставщики воды, отопление и так далее) выставляют счета УК на начало текущего месяца, а мы начинаем собирать средства за оплату услуги с населения только с середины следующего за отчетным, таким образом появляется финансовый разрыв между начислением и сбором в два месяца.

Например, мне за тепло, поданное в дом, выставили счет за январь, скажем, на миллион рублей на начало месяца, квитанции за январь разнесут только в феврале и после прохождения всех начислений и сборов с населения и перевода денег на мой счёт проходит время. Основная масса платит за квартиру за январь числа 15-20 февраля, я получаю и перевожу поставщику тепла где-то 20-25 февраля. Так как средний сбор составил 63-70% от 100% выставленного счета, то компания соберет около 650 000 рублей, а мне надо оплатить поставщику 1 миллион, то есть где-то изыскать еще 350 000 рублей. Таким образом я вынужден платить за население деньги, которые еще не собрал. Я-то их дособеру в следующие месяца, но если нет денег, чтобы оплатить за население сейчас, то потом приходится объясняться в арбитражном суде, почему не отдал вовремя.

Это не только моя проблема, а всех управляющих компаний.

— Но сектоведа почему-то беспокоит именно Ваша.

— Возможно потому, что он решает какую-то свою проблему, а не заботится о населении. Меня же ставят в такую ситуацию, когда приходится и давление выдерживать со стороны проверяющих органов, и население продолжать обеспечивать коммунальными услугами и поставщикам платить. А среди последних находятся самые «умные», которые пользуются упомянутым финансовым разрывом и подают в арбитражный суд, где кроме основного долга требуют ещё и пени по ст.395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами. Даже если я на момент вынесения решения суда представляю доказательства, что долг погашен, пени всё равно успевают натечь.

Отсюда и появилось банкротство одной компании, но для населения это прошло незаметно, так как услуги продолжили осуществляться через другую компанию и, опять же, я продолжил нести ответственность за все долги и сумел выровнять ситуацию.

— Спасибо за пояснение. Остался последний вопрос: о личности Мухтарова. Он вообще известное лицо в городе? Каковы его заслуги? Насколько ценна его работа для Ярославля?

— Я знаю о Е.О. Мухтарове только из СМИ. Насколько мне известно, он журналист и в прошлом комсомольский лидер. Занимался политикой в конце 20 начале 21 веков. В настоящее время он увлечен «поиском ведьм». Ценна ли его деятельность — полагаю, что она очень вредна для нашего общества и для чиновников, как аппарата управления обществом, в том числе. Кроме разжигания межрелигиозной розни, что она еще может нести?

Для помощи руководству региона и области необходимо создавать не центры по сектоведению, а общественные советы, в которые включать представителей всех официально действующих национальных и религиозных объединений. А вновь образованные не разбирать исходя из личных предубеждений, а вызывать их представителей на данные экспертные советы и выслушивать всесторонне, давая возможность представить себя и свои взгляды. Это бы соответствовало духу Конституции РФ.

НИКОЛАЙ ЧУПИН

Николай Николаевич Чупин — ветеран ВДВ и прихожанин протестантской церкви. В течении 15 лет он проводит военно-патриотические лагеря для подростков, участвует в добровольческих акциях по благоустройству воинских захоронений и военно-мемориальных объектов, проводит вечера памяти в честь погибших защитников Отечества, с 2009 года организатор открытого турнира «Кубок Героев» среди школ города Ярославля по военно-прикладным видам спорта.


Николай Чупин справа, 2015 год

Осенью 2016 года Евгений Мухтаров распространил информации, что Чупин под прикрытием военно-патриотических лагерей вовлекает детей в «секту». Проверка, проведенная УВД и Минюстом по Ярославской области, установила недостоверность этих сведений.

«Да, он является прихожанином «Церкви Божьей», но то, что втягивает в неё детей, не подтвердилось.» — yarnews.net цитирует слова начальника управления министерства юстиции РФ по Ярославской области Натальи Кузьминой. «Начальник подразделения УВД по делам несовершеннолетних Светлана Морозова сообщила, что было опрошено большое количество детей, которые сказали, что вовлечения не было.» — пишет yarnews.net.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ «МУСОРА.БОЛЬШЕ.НЕТ»

Добровольческая инициатива граждан «Мусора.Больше.Нет» существует в Ярославле с 2011 года и занимается уборкой территорий, утилизацией батареек и ламп, раздачей саженцев, внедрением системы раздельного сбора мусора и прочей помощью природе и населению. Движение имеет благодарственные письма от Департамента охраны окружающей среды и природопользования Ярославской области и других структур Ярославля.

В митингах, которые движение провело против утилизации на территории Ярославской области московского мусора, Мухтаров усмотрел политическую подоплёку и даже ростки «оранжевой революции». Но и до появления проблемы московского мусора, экологи уже были на радаре интернет-сектоведа из-за связей с вражескими, т.е. неблагословленными РАЦИРС-ом, движениями «Звенящие кедры России» (с ними экологи обменивались опытом создания экопоселений) и кришнаитами (лидер экологов Анна Головина имела наглость посетить уроки индийской вегетарианской кухни!).

Зловещую таинственность движению «Мусора.Больше.Нет» придаёт то, что «дверь их штаб-квартиры всегда закрыта»! — об этом говорилось в статье за авторством Мухтарова, сопровожденной фотографией этой самой двери. Анна Головина смеётся, что штаб-квартирой был назван их складской подвальчик, в котором они хранят мешки, перчатки и лопаты для уборки.


«Дверь штаб-квартиры всегда закрыта»!.. | Фото: yarnews.net

ГРОМКОЕ ДЕЛО В МОСЕЙЦЕВО

Однако когда вопрос касается Русской православной церкви, позиция руководителя Информационно-консультационного центра во имя святителя Димитрия Ростовского разительно меняется — он становится человеком сознательным, требует руководствоваться только фактами, не домысливать и не впутывать всю церковь в частные скандалы.

«Я не сторонник методов, когда от фактов переходят к фантазиям, которые тоже пытаются представить этакими «фактами». Предпочитаю не фантазировать, а дождаться официальных выводов суда — единственной инстанции, которой и уполномочена делать в данном случае выводы.» — писал Евгений Мухтаров 25 мая 2016 года до вынесения приговора по громкому «мосейцевскому делу».

В ноябре 2014 года в селе Мосейцево Ярославской области в православном приюте погибла 13-летняя девочка. На её теле криминалисты обнаружили 29 телесных повреждений.


Вскоре после случившегося тело девочки пытался похитить из морга неизвестный человек. Следствие утверждает, что детей в приюте жестоко наказывали, били именными палками. По свидетельским показаниям других приютских девочек, им вырывали волосы — так, чтобы на голове остался след в виде креста. «Тане вливали в рот кипяток за то, что она не ела горчицу. Раны от кипятка мазали горчицей, и мне тоже за спину полили кипяток», — говорится в одном из свидетельских показаний.

11 октября 2017 года районный суд Ярославля вынес приговор трём матушкам-воспитательницам приюта — от 5 до 12 лет колонии каждой. 20 апреля 2017 года Ярославский областной суд отказался удовлетворить апелляционные жалобы осужденных и оставил все три приговора в силе.

Когда разразился мосейцевский скандал, Мухтаров предпринял значительные усилия, направленные на то, чтобы отгородить приют от РПЦ. Он призывал прекратить всякие обсуждения до вынесения приговора, говорил, что этот приют — частная инициатива, к РПЦ отношения не имеющая. Не станем рисовать образы, какой была бы реакция сектоведа, если бы приютом руководили не православные матушки, а кто-то менее «арийского» происхождения согласно классификации РАЦИРС.

«Еще раз подчеркну мою позицию. Подсудимые — люди явно эксцентричные, со своим собственным пониманием того, «как надо жить». Они перегнули с этим самым пониманием и забили (случайно ли, умышленно ли — еще неясно) одну из девочек. За это в любом случае должны ответить по всей строгости. Вне сомнений.

Однако я категорически против безудержного фантазирования и какой-то натужной — любыми путями и способами — демонизации этих самых бабок, а также попыток «расширить» рамки явления до границ, совпадающих с канонической территорией Русской Православной Церкви. Есть конкретное преступление, и есть конкретное наказание. Вот и всё.» — проводил границы Мухтаров 2 июня 2016 года.

На обнаруженное свидетельство о том, что участница уголовного дела состоит в числе учредителей одного из приходов ярославской епархии РПЦ, Мухтаров отвечает: «Практика, когда одна и та же условная Марьиванна фигурирует соучредителем кучи приходов, широко распространена. Не потому, что Марьиванна обязательно имеет с этого некие выгоды, а потому, что просто разрешает себя включать в соучредители, когда для регистрации срочно требуется набрать "церковную десятку".»

Указание на то, что девочек заставляли выполнять тяжёлые работы, в том числе таскать кирпичи, Мухтаров парирует тем, что может им такая работа была в радость и вообще «русская традиционная система воспитания культивирует любовь к труду с младых ногтей».

А если вы вздумаете утверждать, что девочек заковали в цепи и насильно кормили горчицей, тогда «изволь представить суду или показания трех независимых свидетелей, которые собственными глазами это видели, или видеозапись, да не абы какую, а прошедшую кучу экспертиз...».

Эти комментарии публиковались до вынесения обвинительного приговора, когда шанс «отбить» матушек ещё оставался. Даже постояльцы ярославском форума заметили разительную перемену сектоведа: «Тише! Тише!!! Не спугните! Этот велосипед благотворно на Евгения действует! Процесс пошел! Скоро, глядишь, и в экологах людей разглядит, а не злостных сектантов.» — пишет один из форумчан.

Такая очевидная двуличность Мухтаров даже привела его к потере союзника в лице психолога Александра Галанова, который был на него так зол, что вовсе отказался обсуждать бывшего коллегу.

Очередное недоразумение вышло, когда на стороне обвинения стал выступать известный иеромонах Русской православной церкви Макарий (Маркиш). Но Мухтаров, «предпочитающий не фантазировать», поспешил объяснить и это:

«Но он же [Маркиш] не от имени Церкви появлялся — ему никто на это полномочий не давал. Он появлялся «от себя», как гражданин. Просто гражданин этот являлся на суд в своей, скажем так, профессиональной униформе — что и привело к иллюзии, будто Маркиш выступает в процессе как бы "от лица всей РПЦ".» — писал Мухтаров 7 июня 2016 года.

Однако сам Маркиш в интервью говорит совершенное противоположное:

«Мне поступила просьба о защите со стороны [приёмной] мамы умершей девочки, Людмилы ЛюбимовойСледует пояснить, что Людмила Любимова и есть одна из осуждённых матушек, основательница и воспитательница приюта, которая удочеряла приютских девочек, включая погибшую.. Она обратилась ко мне через своего адвоката, я ответил, что я монах, священник и нахожусь в подчинении у нашего архиерея, и такого рода запросы должны быть направлены ему. Запрос был направлен, архиерей дал резолюцию «не возражаю», и я стал защитником.»


Иеромонах Макарий (Маркиш) и матушки в суде, 9 октября 2017 года. | Фото: 76.ru

В связи с открытой поддержкой обвиняемых матушек православным священнослужителем, последующие попытки Мухтарова выставить православный приют сектой, не имеющей отношения к РПЦ, смотрелись нелепо.

В интервью, опубликованном вскоре после инцидента в Мосейцево, Мухтаров говорил, что по заданию А.Л. Дворкина посещал данную общину в ещё 2 года назад, и уже тогда углядел в ней признаки секты. Это позволило Мухтарову выступить в суде в качестве свидетеля, где он настаивал, что в Мосейцево обосновалась секта — некая околоправославная община закрытого типа. Одновременно с этим, в суде он заявил, что специалистом по православию не является, в связи с чем защита недоумевала, как же в таком случае Мухтаров может отличить, что есть православная община, а что нет (это было зафиксировано в ходе слушаний). Ещё Мухтаров сообщил, что «внутри приюта, к сожалению, никогда не бывал» и при этом присутствовал на богослужении в местной православной церкви с участием приютских детей, и тем не менее настаивал на том, что этот приют не может считаться аффилированным с РПЦ.

Показания Мухтарова звучали не очень убедительно, и для этого была ещё одна причина, вскрывшаяся в ходе судебного заседания:

«В суде выяснилось, что были некоторые пробелы в информации, которой он [Мухтаров] владеет. Он там полдня провел, не разговаривал ни с самой Любимовой, не разговаривал со служителями церкви, куда они ходили. В общем, не смог собрать исчерпывающую информацию, составить картину. И еще был выявлен крупный дефект в процессуальном оформлении его показаний. Оказалось, что следователь просто взял его статью из СМИ и внес ее протокол допроса. Чего было нельзя делать.» — говорит иеромонах Маркиш.

20 апреля 2018, после того, как ярославский областной суд вынес решение об отказе в смягчении приговора приютским матушкам, Мухтаров написал:

«Раз виноваты — конечно, надо сидеть. Лишь бы разные проходимцы не выдавали деяния трех конкретных тёток за «преступление РПЦ, которое покрывает государство». Вот эти спекуляции пресекались, пресекаются и будут пресекаться впредь.»

Наблюдая на примере мосейцевского дела столь неоднородный подход сектоведа к религиозным организация, хотим отметить нашу позицию. Мы считаем, что наказание за совершенные преступления должно применяться согласно законодательству и единообразно для всех, вне зависимости от вероисповедания и взглядов человека. И мы против того, что сектоведы ставят свои предпочтения и авторитарное мнение выше этого принципа.

«ЧЕЛОВЕК СО СПРАВКОЙ»

Попутно отметим реакцию Мухтарова на видеоматериал о смертельном инциденте в Мосейцево, снятый бывшим монахом (а ныне критиком) РПЦ Михаилом Барановым.

«Ну а я просто напомню, что автор данного ролика — человек, дважды отлежавший в психиатрических больницах. Собственно, на его «творчество» до сих пор и смотрят сквозь пальцы только потому, что это «человек со справкой». — пишет в своём стиле Мухтаров.

Довольно интересная характеристика из уст официального составителя биографии А.Л. Дворкина, в которой не оказалось ни слова о четырёхлетнем лечении главного сектоведа у психиатров. Мухтаров не только не смотрит на «творчество» своего московского начальника сквозь пальцы, но и является его представителем в Ярославле.

СЕКТОВЕД ОТ РПЦ

Обычно Евгений Мухтаров старался дистанцироваться от РПЦ, позиционируя себя вне-религиозным журналистом.

«Мухтаров был не только нерелигиозным, а старался демонстративно дистанцироваться от церкви. Хотя мог в кулуарах сказать, что «вы знаете, из патриархии-то информация о том, куда ветер дует всегда поступают гораздо раньше, чем из любого другого министерства и ведомства». Так-то с ними он отношения поддерживал, но внимание на этом не акцентировал. Он объяснял это тем, что, во-первых, он атеист, а, во-вторых, его постоянно упрекали, что он ассоциирован с РПЦ. Ему каждый раз это подчёркивали, а ему это не на руку, он всегда хотел держаться удаленно от них, чтобы избежать упрёков в аффилированности.» — говорит один из собеседников, знакомый с Мухтаровым.

После случая в Мосейцево и создания Мухтаровым сектоведческого Центра во имя святителя Димитрия Ростовского, действующего по благословению местного митрополита, сомнений в его религиозной заинтересованности не осталось, тем не менее имеются указания на его тесное сотрудничество с РПЦ с самого начала сектоведческой «карьеры». Так в 1999 году он писал:

«С октября в Ярославской области начинается акция «Общество против сект». Это мероприятие проводится по инициативе регионального общественного центра «Гражданская безопасность», специализирующегося на профилактике деструктивной религиозности, Лиги патриотической молодежи Ярославской области, а также общественно-политического движения «Ярославль-2000»В котором Мухтаров был пресс-секретарём., возглавляемого мэром города Виктором Волончунасом. Предполагается, что в ходе акции будет распространено около 10 тысяч антисектантских листовок. <...> Благословить участников акции и оказать содействие в ее проведении дал согласие Архиепископ Ярославский и Ростовский Михей. <...> Оргкомитет акции: (852) 35-90-37, председатель оргкомитета Мухтаров Евгений Олегович. E-Mail: em777@mail.ru». (выделение наше)

КОЛБАСНЫЙ СЫР, ИКОНКИ И КОШКИ

Мы пообщались со многими людьми из Ярославля, знающими Евгения Мухтарова лично. Одного из таких собеседников, Максима К., мы попросили описать, каков из себя сектовед не в интернете, а в реальной жизни:

— Несколько раз я бывал у него дома (последний раз в феврале этого года) и каждый раз видел, что, во-первых, там обоев нет, дома жуткий бардак, кошки (сейчас их не двадцать с чем-то, а меньше десяти), канализация не работает и сам дом в аварийном состоянии. Помню ещё, что удивился, когда увидел на стенах православные иконки, так как он говорил, что атеист. У него пустой холодильник, в котором нету ничего кроме самого дешёвого колбасного сыра, например. И каждый раз я видел у него начатое спиртное. Он, конечно, объяснял, что это осталось с какого-то праздника или ещё с чего-то, или что он иногда в лекарственных целях употребляет. Один раз это было вино, другой — водка.

— Чем же он зарабатывает на жизнь?

— Он не стесняется сказать, что было дело он и по помойкам ходил собирал то, что можно сдать: бумагу, картон, металл, и материалы, которые можно было в ремонте использовать. Ну, это крайняя степень нужды. Ну а так как он журналист, иногда может получать заказы на статьи.

— Было упоминание, что Мухтаров подавал на вас заявление в полицию. Что это за история?

— Это довольно смешная история, которая случилась в начале этого года. Там было сразу два заявления. Дело в том, что в интернете Мухтаров часто допускает хамские выпады. Возмутившись некоторыми комментариями в мой адрес, я решил пообщаться с ним лично и приехал к нему домой. Стучался довольно долго, он не открывал, но, испугавшись, вызвал полицию. Замечу, что я далеко не крупного телосложения и далеко не спортсмен. Требуя открыть дверь, я стучал и кидал снег ему в окно и разбил стекло. Об этом он и указал в заявлении прибывшему как раз наряду полиции. После того как наряд уехал, оставшись со мной на улице ночью наедине и желая снизить накал конфликта, Мухтаров пригласил меня к себе в дом и угостил водкой. Это было уже далеко за полночь. Какая-то беседа у нас состоялась.

А после этого он написал на меня второе заявление об угрозах убийством, сославшись на какой-то мой более ранний комментарий на ярославском интернет-форуме. Это было что-то вроде «навсегда завалю вам глотку», но ничего уголовного. Дознаватель удивилась, когда узнала, что после «угрозы убийством» я был приглашён заявителем домой для распития водки, из чего было очевидно, что угрозу он серьезно не воспринял. Но заявление подал и меня продержали в участке 48 часов, а после выяснения всех подробностей сочувственно отпустили. Так я выяснил, что Мухтаров храбрый только в интернете.

ИНТЕРВЬЮ С ЕВГЕНИЕМ МУХТАРОВЫМ

Публикуем выдержки из интервью с Е.О.Мухтаровым. Его слова приводим как есть, согласно аудиозаписи, о которой он был уведомлен.

О сектоведческом центре

— Евгений Олегович, почему ваш Религиоведческий информационно-консультационный центр назван во имя святителя Димитрия Ростовского?

Вставка: На официальном сайте Центра (yariac.ru) значится: «Ярославский религиоведческий информационно-консультационный центр во имя святителя Димитрия Ростовского (ЯрИКЦ) создан в 2016 году по благословению Митрополита Ярославского и Ростовского Пантелеймона. Свою деятельность ЯрИКЦ осуществляет на территории храма Крестовоздвижения (г. Ярославль, ул. Кооперативная, д. 2).

ЯрИКЦ входит в состав Российской ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИРС), образовавшейся в феврале 2006 года из вошедших в нее российских информационно-аналитических центров по проблемам сектантства.»

— Ну так это на учредительном собрании кто-то из учредителей предложил. Почему бы и нет? Наш земляк Дмитрий Ростовский.

— Это говорит о связи Центра с Русской православной церковью?

— Нет, нисколько ни говорит. Это связь скорее по признаку землячества. Вот Дмитрий Ростовский, Ростовский район Ярославской области. Нам нужна была какая-то знаковая фигура. Я бы не сказал, что это говорит о какой-то связи религиоведческого центра с РПЦ. Эта связь очень и очень далёкая.

Вставка: Земляк Димитрий Ростовский 1651 года рождения был епископом Русской православной церкви, митрополитом Ростовским и Ярославским. Прославлен РПЦ в лике святых.

— То есть, связь какая-то есть, но очень далёкая?

— Ну да. Я бы не сказал, что я большой ревнитель всего этого дела. Но поскольку желающие были, чтобы красивое название такое было — ну ладно, хорошо, пусть будет.

— Не ваша инициатива, да?

— Да нет. Я с самого начала сказал ребятам, что я бы не хотел заниматься, честно говоря, потому что я устал уже от этого давно, всё это уже вчерашний день.

— Не хотели бы заниматься чем?

— Сектами. Я уж устал от этого. Я уже сколько лет ухожу из этой сферы. Всё ухожу, ухожу. Знаете, профессиональная усталость. Ну, 20 лет занимаюсь. Центр худо-бедно действует, но скорее номинально. Ну есть и есть. Сайтик вроде…

— Я сейчас как раз на вашем сайте нахожусь. Ощущение, что действует Центр.

— Ну виртуально он работает, да.

— Обращений не очень много? Пострадавшие какие-то приходят?

— Я бы не сказал, что их много, потому что их нигде не много. Потому что люди всё-таки обращаются у нас в правоохранительные органы больше.

Вставка: согласно ответам правоохранительных органов разных регионов РФ, жалобы на новые религиозные движения явление настолько незначительное, что даже не поддаётся учёту.

— А в Центре вы денег не получаете?

— Нет. Там ни одной ставки освобождённой нету. Все мы работаем в совершенно других местах, а это скорее общественная нагрузка. Поэтому и времени на это много тратить сложно, потому что все мы люди занятые, семейные.

— А всё же почему Центр находится на территории храма? В котором настоятелем является глава миссионерского отдела Ярославской епархии иерей Алексий Карпов.

— На территории храма он не находится. На территории храма находится юридический адрес организации. Это чисто формальная процедура. К сожалению, регистрационные нормативно-правовые акты предполагают, что если регистрируешь юр.лицо, то надо брать юридический адрес у другого юр.лица, не важно, в какой оно организационно-правовой форме создано, лишь бы согласилось выделить тебе этот юр.адрес. Ну и попросили просто у кого-то из знакомых и оказался вот этот священник, приход оказался, да нам-то без разницы — приход или не приход, лишь бы это было юр.лицо.

Вставка: согласно записи ЕГРЮЛ (PDF), Центр имеет иной юридический адрес: Ярославль, Тутаевское шоссе, 8. А адрес храма (ул. Кооперативная, 2) указан на сайте Центра как фактическое местонахождение.

— Я вижу на сайте вашего Центра указано, что…

— Да, Кооперативная улица...

— Да, Кооперативная улица, дом 2. Указано, что визит возможен по предварительной записи по телефону. Значит вы можете встретиться на этой территории и проконсультировать?

— Да, звонят кому-то из нас родные и близкие лица попавших в религиозные секты, где-то назначить надо встречу, ну, обычно там «давайте, вы подходите на Кооперативную ко входу». Подходит человек и дальше идём в кафешку и там сидим, или ещё куда-то, где можно поговорить.

«Cекта» и «тоталитарная секта»

— Такой вопрос: когда вы какие-то экологические движения или религиозные организации называете «сектой», какой смысл вы вкладываете в это слово, и чем это отличается от «тоталитарной секты»?

— Слово «секта» — это устоявшееся понятие в академической науке, в социологии религии в частности.

— Это отколовшееся движение, если словарное брать определение, да?

— Не отколовшееся откуда-то… Есть это разночтение. Я когда читаю какие-то, например, православные источники — там ещё используется это совсем уже ветхое определение термина «секта», как чего-то, что откололось от господствующей церкви.

— Это не академическое определение? Учёные его не используют?

— Сейчас уже нет. Используют какие-то махровые круги, что вот оно откололось. Дело в том, что феномен нетрадиционной религиозности уже давно претерпел изменения. И сейчас секты возникают не путём откола от какой-то господствующей церкви, как это называлось раньше, они могут параллельно как-то возникать, из ничего. Поэтому это древнее определение, которое ещё в словаре Даля фигурирует, давно уже забыто и применяется энциклопедическое определение, что «религиозная секта» (то же самое, что «секта» в более широком смысле слова) — это община людей, замкнутая в своих интересах.

— Получается, футбольный клуб можно назвать сектой? Они же замкнутые в своих интересах.

— В принципе, да. В советской энциклопедии два понятия слова «секта». Первое — это просто сообщество людей, замкнутых в своих клановых интересах. А второе — это уже религиозное объединение, которое тоже замкнуто в своих интересах (смеётся). Имеет лидера, имеет собственный дисциплинарный кодекс, нормы и так далее. Это академическое определение, оно и используется. Но это не значит, что его все используют. Я вот предпочитаю использовать академическое.

– Вы на какие-то конкретные научные источники ссылаетесь?

– Словарь «Религиоведение», который подготовлен Екатериной Элбакян. Академическое определение, даже Элбакян им вынуждена пользоваться, хотя она находится на противоположной стороне баррикад. Утрирую, конечно.

Вставка: Религиоведы используют термин «секта» исключительно вне какой-либо позитивной или негативной коннотации. Однако, исходя из реалий действительности, учёные рекомендуют избегать злоупотребления этим термином в публикациях СМИ, так как последовательными усилиями сектоведов он часто воспринимается в обществе негативистски.

Энциклопедия «Религиоведение» под редакцией Е.С.Элбакян, на которую как на словарь ссылается Мухтаров, в статье «Секта религиозная» (д.ф.н. проф. И.Я.Кантерова) содержит следующее определение: «СЕКТА РЕЛИГИОЗНАЯ — (лат. sekta — школа, путь, учение, направление) — один из типов религиозных организаций. В религиоведении С. р. рассматривается как оппозиционное течение по отношению к тем или иным религиозным направлениям. Существенные признаки C. р., отличающие их от церкви — неприятие мира, добровольное и сознательное вступление (обращение), отсутствие бюрократической организации, менее формализованное и более эмоциональное богослужение. Наряду с этими признаками С. р. свойственно стремление усовершенствовать или видоизменить некоторые положения вероучения или обрядовой практики «исторических религий».

Далеко не все движения, которые РАЦИРС причисляет к сектам, соответствуют этому толкованию, однако это не мешает членам РАЦИРС называть их сектам, включая Амвэй, Гербалайф и фондовую биржу «Форекс».

По второму вашему вопросу, что такое «тоталитарная секта», дело в том, что понятие тоталитарности ведь очень субъективно. Для кого-то тоталитаризм начинается с каких-то примитивных правил общежития, кто-то это воспримет, как нечто тоталитарное и угнетающее права личности.

— Ну да, заставляют что-то делать, посуду мыть, например.

— Да. Знаете, на работу вы пришли устроиться — тоталитарная организация, нужно приходить и до шести или восьми сидеть на работе. В принципе, слово «тоталитарное» — это прилагательное, которое утяжеляет понятие «секта». Это что-то вроде «радикальное», «радикальная секта» (смеётся). Я стараюсь этим слово не злоупотреблять.

— Тем не менее, употребляете?

— Ну иногда, редко я это делаю.

— С целью усилить эффект? Негативные коннотации привнести?

— По аналогии: у нас сейчас дождь идёт обычный, а если будет сильнее, я его назову сильным дождём. Так же и с сектой: если просто секта, то просто секта, а если она какая-то агрессивная или с какими-то особо жёсткими нормами, ну, будем называть её «радикальной», «тоталитарной», «авторитарной».

Вставка: А.Л.Дворкин в своей книге «Сектоведение. Тоталитарные секты» настаивает, что «тоталитарная секта» имеет чёткое определение, а Мухтаров считает его лишь «утяжелительным» прилагательным. Оба сектоведа не имеют единой позиции о значении термина, хотя используют его по отношению к одним и тем же религиозным организациям ещё с 90-х. Религиоведы К.Товбин, С.Иваненко, Е.Элбакян, Н.Шабуров, С.Панин и другие имеют единое мнение, что термин «тоталитарная секта» не имеет никакого научного смысла, а его единственная цель — клеймить неугодные организации.

— Это такая оценочная характеристика, правильно?

— Это оценочное суждение. Насколько я припоминаю, мы с Александром Леонидовичем беседовали на эту тему, и он тоже разделяет идею, что это оценочное суждение. «Тоталитарное» сектантство. Я смотрел западные источники, и впервые термин «тоталитарный культ» применялся ещё задолго до Дворкина, ещё за 15 лет в немецкой прессе.

— Я видел публикацию, где Александр Леонидович приписывает авторство этого термина себе. Это не соответствует действительности?

— Ну, да. Я тоже читал. Может быть, он просто не знал, что этот термин имел хождение, может не такое широкое, но он имел хождение и до того, как Александр Леонидович в 1994-м впервые стал [его] употреблять. По-моему, в отношении «Белого братства» была пресс-конференция, и он тогда впервые употребил «тоталитарную секту». Это было и до него, пусть не так широко. В прессе, по крайней мере, это звучало.

— С вашей точки зрения, корректно ли приведенное вами значение «тоталитарной секты», как закрытой группы, которая какими-то своими интересами ограничена, применить к Русской православной церкви или православному монастырю или приходу?

— Проблема здесь в том, что, по-моему, в академическом определении фигурирует понятие «узкие интересы». Русская православная церковь или другие крупные мировые традиционные религии, они всё-таки уже с миром составляют одно целое. Есть такое понятие, как «Социальная концепция Русской православной церкви», в которой по всем социально-значимым проблемам современности звучит голос РПЦ. Это уже не узкие интересы, раз у Церкви своё мнение о войне и мире, об образовании, об абортах и ещё о какие-то вещах, которые она широко выражает, которые поддерживаются миллионами верующих. А относительно небольшие организации с какими-то радикальными мнениями, они [выражают] какие-то узкие оценочные суждения, которые не поддержаны огромным количеством верующих. Вот здесь какой-то водораздел проходит, можно ли назвать сектой Русскую православную церковь. Я думаю, что нет, конечно, нельзя назвать сектой.

— Согласно критерию, секта или не секта — это просто дело размера и известности? Если у какого-то объединения есть социальная концепция, которая широко известна, то оно не является сектой, а если узко известна, то является сектой?

— Скорее критерием является всё-таки попытка религиозной организации стесаться с традицией и уже существующей нормой социума, общества. А секта часто противопоставляет себя этим нормам и традициям, воинственно относится к этим нормам, традициям, пытается их переделать, насадить новые, перетолковать какие-то устойчивые обороты, устойчивые понятия. Наверное, здесь вот этот водораздел проходит.

— Получается, можно считать сектантскими тенденциями со стороны Русской православной церкви, когда она, например, пытается «14 февраля» как праздник отменить, хотя вроде в народе он уже прижился, или Новый год перестать праздновать?

— Мне, честно говоря, сложно говорить про РПЦ, потому что я человек-то не шибко близкий к РПЦ.

— Вы не проводили анализ, подпадает ли Русская православная церковь под критерий «тоталитарной секты» или нет?

— Не было необходимости, а потом это не соответствует моим внутренним каким-то критериям. Я-то государственник. Считаю, что РЦП у нас пусть и не очень качественно, но выполняет роль заменителя отсутствующей государственной идеологии. К сожалению, за 30 лет у нас государственной идеологии так и не было выработано. Поэтому попытки взять за основу государственной идеологии православную можно приветствовать. За неимением лучшего.

— А какую главную вещь вы поменяли бы в идеологии РПЦ, чтобы она стала идеальной идеологией государства, а не «за неимением лучшего»?

— Это крайне сложный вопрос. Я особо в православии не разбираюсь.

Культ государя Николая II

— Тогда следующий вопрос. Вы являетесь членом РАЦИРС и в отношении сект вы со всеми позициями РАЦИРС согласны? Например, на форуме официального сайта РАЦИРС к сектам причисляют культ почитателей государя Николая II, называя это «ересью царебожия», «культом монархизма» и прочим. Что вы об этом можете сказать?

— Я считаю, что наша задача — имеется в виду задача РАЦИРС — пресекать любые опасные тенденции, которые ведут к возникновению зачатков сект. В том числе, пресекать эти тенденции и тогда, когда они идут даже к церковной ограде. Поэтому, конечно, я считаю, что это разумная позиция РАЦИРС.

Сектовед в пиджаке

— Как вы считаете, можно ли стать специалистом по сектам и не стать специалистом по православию?

— Конечно. А чего же нет-то? Дело в том, что существуют два сектоведения: сектоведение в пределах православия и сектоведение светское. Я представитель светского сектоведения. Оно не означает, что сектоведы должны сами принадлежать к какой-то конфессии. Я наоборот считаю, что это затрудняет деятельность сектоведа, если он сам относится к какой-то конфессии. Потому что это всё время будет влиять на его поступки, на его работоспособность.

— То есть, недостаточная объективность будет?

— Наверное, да. Часто, к сожалению, бывает, что православный сектовед начинает, сам того не замечая, судить о других религиозных организациях не с позиции объективности, а с позиции того, что они не православные, значит они сектанты. Вот этого быть не должно, с моей точки зрения. Это ни в коем случае не точка зрения РАЦИРС или Центра религиоведческих исследований.

— Но там-то как раз более апологетичныеАпологетика — раздел богословия, в котором изложены доказательства истинности основных положений религиозного вероучения. сектоведы, да?

— Ну, там много, да. Я и Александру Леонидовичу много раз говорил, что очень желательно, чтобы у нас было больше людей в пиджаках, а не в рясах. Он это знает прекрасно. Другое дело, что люди в пиджаках не хотят заниматься этим бесплатно. А у людей в рясах где-то уже есть источник дохода, священник он всё равно получает чего-то от своего прихода, вот он и грузит сверху по любой секте. Он хотя бы с голоду не помрёт. А люди в пиджаках должны где-то работать, зарабатывать на хлеб.

— Патриархия не помогает, да?

— Нет, что вы. Откуда Патриархия будет помогать? Нет, конечно.

— А если сектовед будет светским, например, есть такой раздел на сайте РАЦИРС как «около-православные секты». Как можно, не являясь специалистом по православию, отличить, где истинное православие, а где около-православная секта?

— Безусловно, хороший сектовед должен знать историю религии, какие-то основные установки той или иной конфессии. Самое главное не путать понятия знать и верить. Если человек православный верующий — это одно, а если он человек просто знающий какие-то азы православия — это другое. Я малоцерковный человек, крайне малоцерковный. Мне иногда доводится слышать, что «вот Мухтаров сотрудничает с Русской православной церковью» — смешно всё это. Я считаю, что у меня вполне достаточно каких-то представлений об РПЦ, чтобы чётко понять, что на самом деле может называться православием и выходить всё-таки за рамки церковной ограды, церковной официальной идеологии.

— Значит, вас можно назвать идеальным сектоведом?

— Ну, я не знаю. Видите в чём дело, идеальный сектовед (смеётся) — это недостижимо…

— Вы ведь обладаете критерием, которым не обладает Александр Леонидович Дворкин?

— Ну нет, не знаю. Я к себе с очень большой иронией отношусь, поэтому какой из меня идеальный сектовед. Нет, конечно.

Если случай произошёл не в РПЦ

— Если какое-то преступление с пострадавшими совершил член нового религиозного движения, или секты, как вы будете его расценивать и комментировать — что его совершил конкретный человек или во всём виновата секта, в которой он состоит?

— Это сложный вопрос, он зависит от конкретных событий. Часто мне говорят «а чего ты не говоришь, что вот на прошлой неделе убийство в городе Ярославле, муж убил жену топором, а ведь он крещён в православии, значит это православное убийство.»

— А если бы то же самое у пятидесятников произошло, тогда были бы пятидесятники целиком виноваты?

— Я даже вспоминаю один забавный разговор 15-летней давности с Анатолием Васильевичем Пчелинцевым из Славянского правового центра города Москвы, который в основном защищает религиозные меньшинства. Мы с ним болтали как-то, когда он приезжал на суд в Ярославль пятидесятников защищать. И он говорит, что вот читает в газете: православные в Рождество пошли нырять в купели, и дети ныряли и двоих под лёд затащило. Ну и, говорит, коротенькая заметочка, ну драма вот такая, бывает. А теперь, говорит, представь, что было бы, если бы под лёд случайно затащило двоих детей у баптистов. Ты бы, говорит, первый закричал, что сектанты утопили детей. Мы тогда посмеялись, и я говорю: «Да, Анатолий Васильевич, правда есть в ваших словах.»

Конечно, всё зависит от того, что давало предпосылки к конкретному преступлению. Если преступление совершено по религиозным мотивам, то, безусловно, надо смотреть, где человек состоял, во что он верил, чему поклонялся. Если преступление совершено по иным мотивам (из ревности, из корысти и так далее), то, конечно, религиозные какие-то убеждения личности здесь роли не играют или играют весьма незначительную роль.

— По «делу Мосейцево» вы писали, что раз виноваты, то нужно сидеть, лишь бы не было спекуляций, что виновата РПЦ.

— Да, да.

— А если бы подобный приют принадлежал, скажем, пятидесятникам и там произошёл бы какой-то смертельный случай? Тут тоже стоило бы относиться к конкретным тёткам и конкретному убийству, или тут пятидесятники были бы виноваты?

— Знаете, опять же надо было бы разбираться с самого начала, что двигало этими людьми: если некие религиозные мотивы — это одно, а если это были просто какие-то бытовые мотивы — это совершенно другое. Вот в данном случае, как я писал по случаю с Мосейцево, мы не можем сказать, что там не было религиозных мотивов. Эти бабушки, которые сейчас сидят, безусловно действовали из каких-то религиозных побуждений. Из своего представления, как религиозно должны воспитываться чада, как дистанцировать детей от греховного мира за высоким забором и тому подобное. У них были религиозные мотивы.

— Получается, РПЦ виновата или как?

— Нет, поскольку официально этот приют не было оформлен ни коим образом в качестве приюта Русской православной церкви.

— Это НЕ православный приют был?

— Нет, это не был приют РПЦ. Как они сами себя называют, православные там, это их… Слово «православие» не приватизировано. Здесь произошла подмена понятий. Без конца пытались сместить акценты конкретной трагедии в религиозном околоправославном приюте на Русскую православную церковь под предлогом, что вот эти женщины говорили, что сами они православные, друг друга называли матушками, что у них был духовный отец. Я из-за этого и переругался с массой народа, потому что не тактично обвинять миллионную организацию РПЦ в том, что к самой РПЦ имеет крайне косвенное отношение.

«Оранжевые»

— Я понял, Евгений Олегович. Тогда следующий вопрос. Я посмотрел достаточно много ваших комментариев, вы часто используете такое выражение, как «оранжевая газета», «оранжевое СМИ», «оранжевое движение». Поясните, что вы имеете ввиду под словом «оранжевое»?

— «Оранжевое» — это оппозиционное. Это просто прилагательное, которое у меня в просторечии заменяет понятие «оппозиционное». Это вот, пожалуйста: «Новая газета», радиостанция «Дождь», «Эхо Москвы». Там, где сам курс оппозиционный и аудитория читательская, слушательская, зрительская тоже в основном оппозиционная по отношению к существующей государственной власти.

— А как вы относитесь к зарубежным разного рода благотворительным организациям, таким как Международный фонд Красного креста, Агентство США по международному развитию (USAID), Фонд Сороса?

— Я считаю, что Международный Красный крест это прекрасная, замечательная организация. А с USAID мы имеем уже тоже международную организацию, но более политизированную, которая пытается в странах пребывания заниматься не только какими-то благотворительными акциями, но и выработкой определенного отношения населения этих стран или не всего населения, а каких-то ключевых фигур, к той стране, где она имеет руководящие органы. Почему, собственно, USAID и запретили в 2008 года в России. За антироссийскую пропаганду. За проамериканскую пропаганду.

— Например, Фонд «Открытое общество» (он же Фонд Сороса) заявляет, что занимается улучшением образования, улучшением медицины, повышением качества жизни и так далее, вы считаете, что это все соответствует действительности и не является «оранжевым»?

— Ну, заявлять-то, декларировать цели и задачи, — это одно, а надо смотреть за конкретными действиями.

Эксперт поневоле...

— Тогда следующий вопрос. На форуме сайта cirota.ru, где вы раньше публиковались, у вас в профиле указано «высшее образование». Что вы имели ввиду?

— У меня в профиле указано высшее?

— Высшее образование, да, указано у вас в профиле.

— Нет, у меня никакого высшего нет, что вы.

— А по профилю журналистики у вас есть образование?

— И по журналистики нет. Никакого у меня нет.

— То есть, вы как бы журналист с самообразованием?

— Да, исключительно. Я вообще категорически против, когда меня начинают называть то журналистом, то без конца пишут «религиовед», то пишут «эксперт» и так далее. Пишут-то за меня, в той же прессе, а потом упрёки предъявляются мне: «а вот Мухтаров назвал себя журналистом, или назвал себя экспертом». Знаете, эксперт — это совершенно четкая государственная должность в системе экспертных органов. И никакой я не эксперт. Тем не менее, без конца пишут «эксперт-эксперт-эксперт».

Вставка: В интервью порталу 76.ru от 3 ноября 2016 года Мухтаров сказал так: «Суды при рассмотрении «религиозных» дел временами тоже вызывают на процессы в качестве специалиста или эксперта. Если я владею информацией, то, конечно, никому не отказываю.» Он или затруднился уточнить, что экспертом на самом деле не является, или эти слова не вошли в текст.

— Такое происходит, когда материал пишется и с вами не согласовывается?

— Да. Просто иногда вы знаете, не спрашивают ни статусы, ничего. Сами дописывают чего-то. Недавно меня вот опять именовали членом совета при Минюсте [РФ]. Да я уже пять лет не член Совета при Минюсте. И мне опять претензии: он до сих пор сам себя именует членом Совета. Да никогда я себя не именовал. Кто-то просто взял, достал устаревшие записи пятилетней давности и решил, что я до сих пор член.

13 тысяч уродов

— Вот как раз про Экспертный религиоведческий совет при Минюсте РФ. Не могли бы вы прокомментировать такое ваше сообщение на форуме, я цитирую: «вот под этой писулькой 13 тысяч уродов свои автографы поставили» и ссылка ведет на обращение за исключение вас и других сектоведов из состава Экспертного совета при Минюсте РФ.

Вставка: Речь идёт о следующем сообщении Мухтарова (2013 г.): «Знаете, сколько за восемнадцать лет на меня говна в интернетиках вылилось? Вот под этой писулькой, например, тринадать тысяч уродов свои автографы поставили: http://inkvisitoramnet.livejournal.com/1711.html»

— А, да, это я помню.

— Такой необычный подход. Скажите, пожалуйста, вы по какому критерию относите людей к уродам? 13 тысяч человек поставили свои подписи. Что вы имели ввиду?

— Видите, в чём дело. Это обращение от 2009 года. Нас тогда включили в Совет при Минюсте. И по инициативе ряда религиозных меньшинств анонимно появилось обращение, что вот, в Совет при Минюсте включены преступники, фашисты и так далее.

— Фашисты даже?

— Да, очень резкое, неприятное обращение, что вот преступники, фашисты, чуть не людоеды. И, знаете, когда человек ставит под этим свою подпись... 13 тысяч подписей. Я считаю, что подписанты — это уроды, потому что так не делается.

Вставка: Упомянутое обращение было неанонимным открытым письмом на имя Министра юстиции А.В.Коновалова. По указанной самим же Мухтаровым ссылке читатель может убедиться, что в обращении никто не назван преступником или фашистом. Подписанты обращения просят исключить из состава Совета пятерых сектоведов, включая Мухтарова, по следующей причине:

«Мы просим исключить из состава Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ людей, у которых отсутствует религиоведческое образование и научные степени в этой сфере, признанные ВАК, которые не имеют отношения к светской науке и экспертизе и которые являются ангажированными представителями радикально настроенного околорелигиозного движения, которое осуждает все то, что субъективно считает вредным, не разбираясь в вероучении и практике религиозных организаций. Сектоведение является субъективным конфессионально окрашенным предметом, а не светской научной дисциплиной. Само их присутствие в экспертном органе подрывает авторитет светской науки в России и противопоставляет государство неправославным религиозным организациям.»

— Я так понял, что они просто подписались за то, чтобы вас исключили из этого Совета.

— Да-да-да. Это в конце было. А перед этим было, что вот, их включили в Совет при Минюсте, теперь начнутся репрессии кровавые, инаковерующих теперь будут прессовать, ссылать на Колыму... Чего только не было понаписано. Ужасно всё это, когда тебя априори записывают в какие-то преступники. У нас конституционный принцип, гражданин не может обвиняться в преступлении до решения суда. Когда ты подписываешься под тем, что незнакомый тебе человек — это преступник, которого надо самого сажать и прочее. Естественно, моё отношение к таким подписантам — это уроды.

Как справляться с несправедливостью

— Я понял, Евгений Олегович. Есть вопрос немного на другую тему. В июне 2016 года вы написали про ярославский детский социально-реабилитационный центр «Медвежонок». Вы пишете, что поставили цель отомстить каким-то сотрудникам этого Центра. Вы не прокомментируете, в чём суть конфликта была?

— Это чисто личные мотивы, у меня там супруга работала в своё время. Женский коллектив просто и, знаете, как в женских коллективах бывает. Вот они сидят и обсуждают молодую сотрудницу. Сотрудница рассказывает о житье-бытье, а зрелые тётки, попивая чаек, начинают советовать: «ой, да не с тем ты живешь, да он мало получает, да я бы на твоем месте другого поискала». Ну обычные, короче, бабские вот эти сплетни. И, к сожалению, это имело определенные последствия. У меня супруга была очень доверчивый человек, а там тетки вошли в раж буквально. Там человек в пять у них группировочка была. Много они нервов попортили, когда стали учить её. Ну и, конечно, я постарался сделать в ответ им так же неприятно. Я считаю, что это морально обоснованно, потому что соваться в чужую личную семейную жизнь — это очень нехорошо.

— А если в отношении вас или ваших коллег происходит что-то несправедливое, например, кто-то оскорбляет вас на форуме или пытается вас как-то подставить в интернете, какие методы вы предпочитаете использовать, чтобы решать такую проблему? В отношении одного из форумчан вы написали: «найти бы и вломить ему как следует» — что вы имели ввиду?

Вставка: Речь идёт о публикации Мухтарова, в которой он пишет: «Какая-то гнида, взявшая ник «Outsider», предложила участникам форума forum.anastasia.ru сколотить своего рода «виртуальную труппу». Смысл простой: труппа будет регистрироваться на популярных форумах, при этом половина станет изображать убогих и неграмотных личностей, играющих роль «сторонников Александра Дворкина», а другая половина – их разоблачителей.» Заканчивает Мухтаров словами: «Найти бы и вломить ему как следует.»

— Есть какие-то случаи, когда мужчина должен разбираться по-мужски. Когда как-то особо сильно оскорбляют публично.

— Честь защитить в личном противостоянии? Это имеется ввиду?

— Любой мужик должен отбиваться, если какие-то рамки нарушаются уже. Вполне возможно, что я хотел ему вломить, просто в морду дать и всё. Другое дело, что вообще я человек миролюбивый, да и не Геракл, надо сказать, руками мне приходится драться крайне редко. Безусловно, в 95% таких случаев я стараюсь обращаться... Вон, как на ГоловинуАнна Головина — лидер экологического движения «Мусора.Больше.Нет» в Ярославле. Мухтаров сообщил, что несколько дней назад подал на неё заявление в прокуратуре, без подробностей. в прокуратуру обращение написал, пусть разбираются.

— Ну, Головиной «вламывать», пожалуй, не уместно было бы, она всё-таки женщина.

— Поэтому, конечно, я обычно законные методы стараюсь использовать.

— Евгений Олегович, а вы можете вообще допустить мысль о том, что вы нападаете на те организации, которые приносят людям пользу?

— Да, знаете, всё что угодно может быть. Каждому из нас свойственно заблуждаться и ошибаться. Безусловно, какая-то вероятность всегда остаётся, что с моей стороны могут быть ошибки, почему же нет.

— Эту мысль я вам в первый раз озвучил, или она периодически приходит к вам?

— Она от меня и не уходила. Всегда надо понимать, что есть вероятность ошибки у каждого человека. Например, скажу честно, в случае если я надумываю на кого-то, на организацию или на частное лицо, и потом оказывается, что я ошибся — я обычно не скрываю этого. Стараюсь извиниться как-то, стараюсь как-то компенсировать всё это дело. И очень радуюсь, потому что у нас слишком много вокруг зла, чтобы его приумножать ещё дополнительными шельмованиями.

— Абсолютно согласен. А вы можете какой-нибудь случай привести, когда вы ошибались в оценке какой-то организации или как-то зря её клеймили публично?

— На организации религиозные? Нет, не было.

— Ну, а не религиозные организации?

— Слушайте, пожалуй, что на юридические лица нет, вроде.

Выступления в силовых структурах

— Ясненько. Вы недавно выступали перед прокуратурой и управлением МВД по Ярославской области.

— Да, было.


Е.Мухтаров выступает в УМВД по Ярославской области, 29 октября 2016 г. Фото: сайт УМВД

— Вы сказали, что себя экспертом не считаете и не называете, но они вас всё равно зовут выступать.

— Я всегда оговариваю в начале выступления, что представляю общественную организацию. А дальше, знаете, обычная история — всё время наворачивают все эти титулы. Я уже замучился, честно говоря. Они меня пригласили. Тема-то интересная, им же приходится сталкиваться, им надо какой-то ликбез провести хотя бы.

— Вы им какие-то общие вещи говорите? Какие религии бывают?

— Худо-бедно в академиях ФСБ и МВД их шапочно знакомят, что есть какие-то конфессии. Но всё это, во-первых, давно забыто, потому что далеко от жизни, а, во-вторых, какие-то практические аспекты… Меня постоянно на таких лекциях [спрашивают] «Евгений, ладно теория, а как нам отличить сатаниста от нормального человека». У них всё очень практично построено.

— А вы в своих выступлениях какими-то научными источниками оперируете или чисто практический опыт рассказываете?

— Обычно за 40-45 минут, которые там даются, особо и не разговоришься. Только начнёшь — уже заканчивать пора, регламент. Я обычно привожу академическое определение термина «секта», о котором мы говорили, чтобы люди просто понимали, что это такое. Что это не просто там какие-то журналистские бредни или слово с негативной коннотацией, которое выворачивают или там ещё что-то. Нет, товарищи, вот, пожалуйста, академическое определение — открываем словарь «Религиоведение», подготовленный Екатериной Элбакян.

А заканчивается обычно так: я им говорю, что «товарищи, вот вы всё это прослушали, сейчас у вас всё это в голове, естественно, перепутается, поэтому если будут какие-то странные случаи, будут сомнения — позвоните и проконсультируйтесь ещё раз у меня, мало ли что может быть, и мы вместе как-то поймём. Самое главное, не рубите с плеча, чтобы потом не быть смешными.»

Человек радикальных убеждений

— Насколько я понимаю, вопросы политического регулирования находятся в компетенции ФСБ, центров по противодействию экстремизму и так далее. Вы как-то свои действия, публичные выступления, комментарии с кем-то из правоохранительных органов согласуете? Если они касаются политики. Может сотрудничаете с кем-то, или вас кто-то курирует?

— Нет. Потому что мои убеждения куда более радикальные, чем, скажем, убеждения нынешних государственных служащих, в том числе правоохранителей.

— В каком плане более радикальные?

— Ну я же не скрываю, что я человек достаточно радикальный по отношению… Если совсем упрощать, то я бы хотел, чтобы вернулись времена компартии.

— Если бы у вас была возможность, то первым указом что бы вы реализовали в плане законодательства, скажем, в области сектоведения?

— Самый первый и самый простой указ, который должен последовать, — это указ, возвращающий весь корпус советских нормативно-правовых актов. Вот и всё. Как только это происходит — всё! Уже старая Конституция вступает в строй, старый уголовный кодекс вступает в строй и вся страна садится — кто за спекуляции, кто за что.

— Понятно. В одном из постов вы написали, что следовало бы «опустить «железный занавес» и сделать национальное законодательство самодостаточным». Считаете ли вы, что вместе с «железным занавесом» должны вернуться и другие атрибуты прошлого: преследование инакомыслящих, ссылки верующих с конфискацией имущества, расстрелы, высшая мера наказания и так далее?

— Все атрибуты не должны, это и невозможно.

— А какие из них можно было бы вернуть вместе с «железным занавесом»?

— Какая-то атрибутика, безусловно. Поскольку я государственник и сторонник, как вы понимаете, государственной идеологии и не сторонник многообразия идеологий, я нисколько этого не скрываю и наоборот этим горжусь. Когда у нас в России не пойми что творится и в межнациональных отношениях и в межконфессиональных отношениях, в экономике и в чём угодно, безусловно, временно хотя бы «железный занавес» надо опустить. Потому что, знаете, когда в квартире идёт бардак и скандал, не обязательно открывать входную дверь, чтобы все это видели и давали советы, чего делать. У нас, к сожалению, сейчас страна без железного занавеса подвергается слишком многим искушениям. Изоляционизм временный нам бы пришёлся кстати.

— Евгений Олегович, спасибо за беседу.


Другие части более чем 2-х часового интервью опубликованы в виде отдельной статьи.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

«Я же считаю манипуляцию массовым сознанием, если это идет во благо большинству, позволяет подавить разномыслие и таким образом укрепить общий идеологический фундамент, делом полезным и нужным. По-крайней мере, на нынешнем этапе истории России, когда нужна максимальная консолидация общества. Правда, предпочитаю называть такую деятельность не манипулированием, а, по-старинке, пропагандой. И для меня здесь важны не методы, которыми осуществляется «поворот внутренних рек», а конечные результаты. Дворкин реализует нужное направление в религиозной сфере, еще кто-то — в сфере политической, еще кто-то — в образовательной, воспитательной и пр. Так постепенно создается тот самый идеологический монолит, который необходим сегодня нашей стране. А что меньшинства страдают — так и нехай. Вся история цивилизации — это история страданий разного рода меньшинств, от религиозных до этнических и политических. Иного не дано, за счастье большинства всегда должен кто-то расплачиваться, пусть даже субъективно он трижды не виновен.» — Е.О. Мухтаров.

Идея подготовки этой статьи пришла после появления в интернете сайта muhtarov.info, который показался нам криком о помощи со стороны тех, на кого нападает Евгений Мухтаров. Пока мы готовили статью, 6 августа 2018 года портал «Лента.ру» запустил целый сайт, посвящённый мосейцевскому делу с рядом ценных документов: churchslaves.lenta.ru


Статья в PDF

13 августа 2018

 

 

 

Подпишитесь на обновления сайта

По темам

Антинаучная природа сектоведения

Антирелигиозная деятельность

Выступления против индуизма

Выступления против мусульман

Ложь в СМИ и скандалы

Психиатрические диагнозы

Сектоведение и криминал

Сектоведы и Минюст

Сектоведы и образование

Травля на заказ

Каналы общения

 [?]
  @aboutdvorkin