Текст комментария
Правда о Дворкине Александре Леонидовиче
Истинная причина
межконфессиональных проблем в России

Может ли «сектант» быть православным или о чём не стоит забывать Александру Дворкину

Статья Игоря Лысенко, нашего читателя и последовательного исследователя христианского вероучения. Рекомендуем к прочтению религиоведам и последователям соответствующих религиозных деноминаций.

Возможно, такая постановка вопроса может вызвать недоумение и казаться совершенно безосновательной из-за того, что в ней присутствуют несовместимые понятия. И всё-таки давайте попробуем разобраться.

Основанием для постановки такого вопроса послужил материал, опубликованный на сайте «Православие и мир» 21.12.2011 под названием «Сектантство в Православии и Православие в сектантстве». Этот материал взят из издания Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской). Избранное. Собрание сочинений в двух томах. Том 1. Издательство братства во имя святого князя Александра Невского. 1999 [1]. Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Дмитрий Алексеевич Шаховской) жил в прошлом столетии (род. в 1902 году).

Сразу же хочу сказать, что, ознакомившись с некоторыми размышлениями Д.А. Шаховского, опубликованными на упомянутом сайте, я проникся симпатией к этому человеку, православному священнослужителю. Что же утверждает Д.А. Шаховской в своих сочинениях?

Вот одно из таких утверждений:

«Ошибочно думать, что все православные суть действительно не сектанты и что все сектанты суть действительно не православные. Не всякий православный по имени таков по духу, и не всякий сектант по имени таков по духу, и в настоящее время в особенности можно встретить «православного» — настоящего сектанта по духу своему: фанатичного, нелюбовного, рационально узкого, упирающегося в человеческую точку, не алчущего, не жаждущего правды Божией, но пресыщенного горделивой своей правдой, строго судящего человека с вершины этой своей мнимой правды — внешне догматически правой, но лишенной рождения в Духе. И, наоборот, можно встретить сектанта, явно не понимающего смысл православного служения Богу в Духе и Истине, не признающего то или иное выражение церковной истины, но на самом деле таящего в себе много истинно Божьего, истинно любвеобильного во Христе, истинно братского к людям».

Можно ли сказать о ком-либо из так называемых сектантов, как о «таящем в себе много истинно Божьего, истинно любвеобильного во Христе, истинно братского к людям»? Кто станет отрицать возможность такого? Ведь только Бог знает сердце, т.е. подлинную сущность, человека. Следовательно, «сектант» может быть православным.

Далее читаем: «Среди иновероисповедных христиан есть множество живущих в истине Православия — духом своим. Есть сектанты, которые горят духом и любовью к Богу и к ближним гораздо более, чем иные православные, и вот этот дух горения любви к Богу и к человеку есть признак истинного жизненного Православия. Кто его не имеет среди православных, тот не истинно православный, и кто его имеет среди неправославных, тот истинно православный».

И в этой связи вопрос: а может ли «сектант», иметь «дух горения любви к Богу и к человеку»? Повторим ответ на предыдущий вопрос: а почему бы и нет? Кто станет отрицать, что такое возможно? Ведь только Бог знает сердце, т.е. подлинную сущность, человека. Следовательно, «сектант» может быть православным.

Например, свидетель Иеговы, фактически находящийся сейчас в России вне закона, будучи, с точки зрения православия, «сектантом», может считаться православным с позиции критериев, сформулированных Д.А. Шаховским. Смею предположить (для такого предположения у автора данной статьи-заметки есть немало оснований), что, далеко не все православные верующие готовы будут разделить точку зрения Д.А. Шаховского относительно возможности рассматривать «сектанта», удовлетворяющего сформулированным критериям, в качестве православного. И речь здесь идёт не только о таких пламенных «сектоборцах», как А. Дворкин, а о достаточно терпимых клириках РПЦ МП и воцерковлённых прихожанах.

Вроде бы ответ на поставленный в заглавии вопрос статьи получен. Но есть ещё одно «но». В этой связи нужно обратить внимание на то, каким образом Д.А. Шаховской подчёркивает необходимость быть терпимыми для православных по отношению к «сектантам»:

«Сектант, который верует в Пресвятую Троицу, в необходимость духовного рождения, в необходимость сознательного отношения к крещению, в необходимость верующим не стыдиться веры своей среди равнодушных, но исповедовать ее перед всеми, верует каждому слову Священного Писания и из ревности по этой вере считает лишним все иные проявления откровений Духа Святого в Церкви за 1900 лет (откровений, кои не противоречат, но разъясняют скрытое в Евангелии) — этот сектант неужели должен быть злобно гоним нами, православными?».

Терпимость автора процитированных слов, на мой взгляд, не может не вызывать уважения – вот почему я, как заметил ранее, проникся симпатией к этому человеку.

Но давайте попробуем взглянуть на записанное с чисто формальной точки зрения. Как можно видеть, от «сектанта», к которому следует проявлять терпимость, помимо того, чтобы «веровать каждому слову Священного Писания», «не стыдиться своей веры … но исповедовать её перед всеми», требуется веровать в «Пресвятую Троицу». И тут не может не возникнуть вопрос: а как быть, если «сектант», «верующий каждому слову Священного Писания», не видит в нём оснований для веры в «Пресвятую Троицу»? Неужели в таком случае такому «сектанту» может быть отказано в том, чтобы считаться православным в свете критериев, сформулированных Д.А. Шаховским?

Всё это указывает на, очевидно, высочайший уровень важности догмата о Троице для православного сознания.

И действительно, согласно сайту «Вера православная», «догмат Троичности – основной догмат христианства» [2].

А вот что пишет по этому поводу православный богослов В. Лосский в своей книге «Очерк мистического богословия Восточной церкви»: «Для Православной Церкви Пресвятая Троица – непоколебимое основание всякой религиозной мысли, всякого благочестия, всякой духовной жизни, всякого духовного опыта … Между Троицей и адом – нет никакого иного выбора» [3, с.137].

Вот, оказывается, какова важность этого догмата! Т.е. не только атеисты и агностики заслуживают ада (в силу отрицания Бога или принятия идеи о беспочвенности попыток убедиться в Его существовании), но и миллиарды других верующих: мусульман, индуистов, буддистов, иудаистов, синтоистов и т.д., а также христиан, не признающих догмат о Троице (Свидетелей Иеговы, унитариев, христодельфиан и др.).

Хочется надеяться, что не все православные верующие разделяют точку зрения упомянутого богослова. По крайней мере, терпимость Д.А. Шаховского позволяет полагать, что он вряд ли бы поддержал такой взгляд.

Ещё один священнослужитель РПЦ, достойный, несомненно, упоминания в связи с рассматриваемым вопросом, это Александр Мень. Посмотрим теперь, каково мнение А. Меня в отношении людей, принадлежащих к другим христианским традициям (деноминациям). Отвечая на вопрос об отношении Церкви к пятидесятникам и адвентистам, он говорит:

«Что касается пятидесятников и адвентистов, то это наши братья во Христе, это люди, исповедующие нашу же веру, но имеющие другие традиции, другие обряды, другие формы религии, но то же самое Священное Писание и те же самые основы веры» [4, c. 217].

Подобным образом А. Мень отвечает на вопрос об отношении православия к баптизму:

«Они являются нашими братьями по вере. Они, так же, как и мы, исповедуют Бога, явившегося в мир во Христе Иисусе» [4, c. 222].

Резюмируя свой ответ на вопрос «Как выбрать христианскую конфессию?», А. Мень говорит:

«Это наши братья, и расхождения всегда могут быть преодолены, и когда-нибудь это обязательно будет. Важен факт, что Христос говорит вам через Церковь, вот через ту конкретную, с которой вы соприкоснулись. И он будет говорить, если вы будете слушать, будет говорить через любую. А что касается проблем догматических, то это вопросы не для начинающих. Это уже вопросы труднейшие, гораздо более глубокие» [4, c. 223].

Приведём рассуждения А. Меня о таких важных человеческих качествах, как терпение и любовь:

«Терпение – это умение сохранять невозмутимость духа в тех обстоятельствах, которые этой невозмутимости препятствуют. Терпение – это есть умение идти к цели, когда встречаются на пути различные преграды. Терпение – это умение сохранять радостный дух, когда слишком много печали. Терпение есть победа и преодоление, терпение есть форма мужества… Любовь это высшее счастье человека, это способность нашей души быть открытой, имманентной, как говорят философы, внутренне открытой для другого человека. Когда вы едете в метро по эскалатору, проверьте себя, способны ли вы любить или нет. Когда вы смотрите на тех, кто едет по другую сторону и вам противно смотреть на эти физиономии, когда вам кажется, что это какой-то кошмар, как во сне жутком, значит, все поры вашей души забиты, и чувство любви у вас в эмбриональном состоянии… Но сила благодати Христовой способна человека перестраивать таким образом, чтобы он видел людей совершенно иначе, чтобы у него первой реакцией была доброжелательность… видя страдающее лицо, чтобы он чувствовал сострадание, чтобы он был открыт – вот такой человек счастлив всегда, потому что он в единстве с людьми, он живёт любовью» [5, c. 199-200].

Будучи хорошо знакомым с творчеством А. Меня и многочисленными отзывами и воспоминаниями о нём других людей, с которыми он соприкасался по жизни, нельзя отделаться от мысли, что вышеприведенное утверждение А. Меня как нельзя лучше характеризует его.

Вот несколько примеров. Так, харьковский художник Борис Чурилов сказал: «Отец Александр был учитель жизни, учитель сознательного житийствования. Отец Александр включал человека в мир молитвы и тогда суета уже не могла захватить его полностью» [6, с.164], а вот похожие слова поэта Бориса Чичибабина: «Люди, которые прожили вот так, а не иначе свою жизнь, становятся для нас всех образцами человеческого поведения и как бы маяками. Таким человеком был Александр Владимирович Мень. Таких людей очень мало на свете и особенно в наше время» [6, с. 44]. А вот высказывание одного польского кармелита (кармелиты – монашествующий католический орден) отца Максимилиана: «Христианство открывает нас другим людям и учит не бояться, что кто-то по-другому молится, крестится, говорит по-другому. Господь имеет великое сердце и мы, его дети, тоже должны расширять своё сердце на другого человека, тем более, что Господь умер за каждого и нас. И я смотрю на отца Александра и вижу это всё в нём – широкое сердце! Господь расширил ему сердце, потому что он мог всех обнять» [7, с. 21-22].

Сходным образом А. Меня характеризует священник Виктор Веряскин: «открытый, широкий, всех любящий и всех принимающий» [8, с.13]. Интересно отметить, что такую оценку А. Меню В. Веряскин даёт, противопоставляя его перешедшему из протестантизма в православие священнику Серафиму Роузу: «Некоторые сегодня скажут, что бывает разное православие. Да и мы сегодня это скажем. Православие так широко и так полно, и так целостно, и так обширно, что в нём могут быть разные мнения. И сегодня мы видим, что на одном полюсе может находиться отец Серафим Роуз, который говорит, что пятидесятники, католики и оккультисты не спасутся, они уже в геенне огненной. Одни только православные спасутся, определённой юрисдикции...

К сожалению, мы должны сказать, что отец Серафим Роуз – это внутри православия одна из крайностей, выходящая даже за границы православия в своём крайнем развитии. А на втором полюсе мы видим отца Александра Меня, который открытый, широкий, всех любящий и всех принимающий» [8 , с.13].

Философ Н.О. Лосский (1987 - 1965) в своём сочинении «Условия абсолютного добра» приводит высказывания русского поэта, публициста, богослова и философа А.С. Хомякова (1804 - 1860) в связи с возможностью обретения спасения для инославных верующих. Вот некоторые из них.

«Сокровенные связи, – говорит он [Хомяков], – соединяющие земную Церковь с остальным человечеством, нам не открыть; поэтому мы не имеем ни права, ни желания предполагать строгое осуждение всех пребывающих вне видимой Церкви, тем более что такое предположение противоречило бы Божественному милосердию» (По поводу разных сочинений латинских и протестантских о предметах веры. II. 228)».

«Исповедуя едино крещение, как начало всех таинств, мы не отвергаем и других» (шесть таинств); но кроме семи таинств «много есть и других таинств; ибо всякое дело, совершаемое в вере, любви и надежде, внушается человеку духом Божиим и призывает невидимую Божию благодать» (Церковь одна. II. 14)»..

«Тот уже христианин (по крайней мере, до известной степени), кто любил правду и ограждал слабого от притеснения сильного, кто выводил лихоимство, пытки и рабство; тот уже христианин (по крайней мере, отчасти), кто заботился о том, чтобы, насколько возможно, усладить трудовую жизнь и облегчить жалкую судьбу удрученных нищетою сословий, которых мы не умеем еще вполне осчастливить».

«Не Христа ли любит тот, кто любит правду? Не Его ли ученик, сам того не ведая, тот, чье сердце отверсто для сострадания и любви?».

«Все христианские секты не заключают ли в недрах своих таких людей, которые, несмотря на заблуждения их учений (большей частью наследственные), своими помыслами, своим словом, своими делами, всей своей жизнью чествуют Того, Кто умер за своих преступных братьев. Все они, от идолопоклонника до сектатора, более или менее погружены во тьме; но всем виднеются во мраке какие‑нибудь мерцающие лучи света, доходящего до них различными путями» (…По поводу разных сочинений латинских и протестантских о предметах веры. II. 221)» [9, с.212-213].

Как можно видеть, позиция А.С. Хомякова и самого Н.О. Лосского может быть охарактеризована, как в высшей степени терпимая и стремящаяся к объективности. Такая же позиция и у упомянутого выше свящ. Виктора Веряскина: «Я искренне верю и глубоко убеждён, что если человек искренне принимал какую-то веру и изо всех сил старался жить по этой вере, Господь примет и не осудит, даже искренние заблуждения" [8, с.32]».

Ключевая проблема, на наш взгляд, заключается в том, что современные сектоборцы а ля Дворкин, к сожалению, не видят в тех, с кем борются, живых людей с их чувствами, горестями и трудностями. Используемые сектоборцами обезличенные термины "сектант" или "культист" есть следствие атрофии у них чувств в отношении тех верующих людей, чьи взгляды на богопочитание отличаются от их (сектоборцев) точки зрения.

Несомненно, что упомянутые Д.А. Шаховским и А.С. Хомяковым богобоязненные люди, принадлежащие к различным конфессиям и деноменациям (преимущественно протестантского направления в христианстве), гораздо ближе к Богу, чем православные сектоборцы с их неофициальной главой А.Л. Дворкиным.

Библия утверждает следующее: "Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Моё и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешёл от смерти в жизнь" (Иоанна 5:24 [10]), а также "Истинно, истинно говорю вам: кто соблюдает слово Моё, тот не увидит смерти вовек" (Иоанна 8:51 [10]). Ещё одно фундаментальное утверждение Библии состоит в том, что "любовь от Бога и всякий любящий рождён от Бога и знает Бога" (1 Иоанна 4:7 [10]).

Т.е. главное условие для того, чтобы христианин был признан Богом, как достойный спасения и вечной жизни, это проявление неподдельной веры и подлинной любви к Богу и ближним, а не принадлежность к религиозной организации, именуемой Русская Православная Церковь. И это – главный урок, который должен уяснить для себя А. Дворкин.

Автор: Игорь Лысенко

Список источников:

  1. Электронный ресурс: http://www.pravmir.ru/sektantstvo-v-pravoslavii-i/
  2. Электронный ресурс: http://www.verapravoslavnaya.ru/?Troica_Svyataya
  3. В. Лосский. Очерк мистического богословия Восточной церкви / В кн. «Мистическое богословие». – Киев: Издательство христианской благотворительно-просветительской ассоциации “Путь к жизни”, 1991. – 392 с.
  4. Отец Александр Мень отвечает на вопросы слушателей. – М.: Фонд имени Александра Меня, 1999. – 320 с.
  5. Мень А. Радостная весть. Лекции. Выпуск 1. – М.: АО «Вита-центр», 1991. – 319 с.
  6. Харьковская хроника трудов, событий и дел, посвящённых памяти отца Александра Меня / Сост. С.Б. Шоломова. – Выпуск 1. Изд. 2-е, исправленное. – Харьков, 2007. – 213 с.
  7. Харьковская хроника трудов, событий и дел, посвящённых памяти отца Александра Меня / Сост. С.Б. Шоломова. – Выпуск 2. Изд. 2-е, исправленное. – Харьков, 2009. – 255 с.
  8. Веряскин В., свящ. О разномыслии и сектантстве в православии. Цикл лекций "Христианство в современном мире". Часть 2. - Харьков: Изд.-во Харьковского государственного автомобильно-дорожного технического университета, 2000. - 56 с.
  9. Лосский Н.О. Условия абсолютного добра: Основы этики; Характер русского народа. – М.: Политиздат, 1991. – 368 с.
  10. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. – М.: Рос. Библейское о-во, 1999. – 1312 с.

Статья в PDF

28 июня 2018

 

 

 

Подпишитесь на обновления сайта

По темам

Антинаучная природа сектоведения

Антирелигиозная деятельность

Выступления против индуизма

Выступления против мусульман

Ложь в СМИ и скандалы

Психиатрические диагнозы

Сектоведение и криминал

Сектоведы и Минюст

Сектоведы и образование

Травля на заказ

Каналы общения

 [?]
  @aboutdvorkin