#Google reCaptcha
Текст комментария
Правда о Дворкине Александре Леонидовиче
Истинная причина
межконфессиональных проблем
в России

Новое на сайте

20 января Президента Франции призвали прекратить финансирование FECRIS

14 декабря На круглом столе в Госдуме осудили нападки Дворкина на индуизм

28 ноября Кто же такой на самом деле Александр Дворкин?

03 ноября В ашраме и квартире Шри Пракаша Джи прошел обыск

28 октября Свобода вероисповедания в России на повестке Европы

16 октября Илья Порхачёв под псевдонимом Tempus как актив сектоведов на Википедии

Архив новостей

Подпишитесь на обновления сайта

По темам

Антинаучная природа сектоведения

Антирелигиозная деятельность

Выступления против индуизма

Выступления против мусульман

Ложь в СМИ и скандалы

Психиатрические диагнозы

Сектоведение и криминал

Сектоведы и Минюст

Сектоведы и образование

Травля на заказ



Заявление под присягой

Меня зовут Андреа Клама, родилась 10.02 1956, проживаю на Ногатштрассе 50, 1000, Берлин, 44.
Озознавая, что за ложные показания я понесу наказание, я клятвенно заявляю, что эти данные я предоставляю суду, находясь в здравом уме и в здравом смысле: 1.09.1988 г. в 10.30 я хотела выйти из дома по Ногатштрассе 50, 1000 Берлин 44, но тут меня остановили 2 мужчин, которые вышли из машины и пред'явили мне какой-то документ, который был похож на официальное удостоверение, сказав мне: "Пройдёмте с нами, мы должны кое-что выяснить", они вынудили меня сесть в машину. В этот момент я подумала, что эти оба мужчины являются служащими криминальной полиции. Я села на заднее сидение в машине.

Водитель, он заговорил со мной при моём выходе из дома, было лет 35-40, 180-185 м ростом, он был тёмным блондином, был стройным и имел глубокопосаженные глаза. Второй был несколько меньше ростом, имел тёмно-рыжие волосы и живот, примерно такого же возраста. Оба были одеты в кожаные куртки и матерчатые брюки с запахом. На руке второго был браслет с именем "Уве", выложенным маленькими камешками.

Наш путь пролегал по Зильберштайнштрассе вверх на автобан, затем мы ехали немного по городу, а затем снова по автобану Целендорор/Далем. После того, как мы миновали Крайтштрассе, на которой находится криминальная полиция и поехали дальше совсем в другом направлении, я спросила обоих мужчин, куда они везут. Тогда сидящий рядом с водителем мужчина сказал, что они из организации по гражданской защите и защищают людей и выполняют поручения членов семей по защите от недееспособных личностей.

Я сказала, чтобы они немедленно остановились, иначе я разобью окно. Один из них сказал: "Спокойно , детка. Твоя семья собрала о тебе информацию, и это ей предоставил как раз мой враг, который сказал, что я не совсем нормальная, и что я отказываюсь от своего ребёнка, и что для моей семьи самый простой выход - это поместить меня на психиатрическое лечение, а ребёнку, мою дочь заманить в детдом. Затем они обратились за информацией в еврейское землячество и осведомились в доме, в котором я живу, как я себя там веду, убираю ли я квартиру. Он сказал также, что для моей семьи и моего мужа не представляет большой трудности запихнуть меня в психушку. После этого я немного успокоилась и подумала: итак они меня везут в психбольницу и забирают от меня дочь, к которой я очень привязана.

Затем мы повернули на улицу "Хаймат" и остановились у дома N 27. Я прочитала на входе "Бюро пастора Гандоу". Там меня ожидали моя сестра, мой зять, а также мой экс-муж, они сказали мне, что я должна подняться наверх и поговорить с пастором Гандоу. Я сказала, мне это не интересно. Тогда мой экс-муж сказал, что в тот же вечер ребёнок исчезнет.
Я поднялась со всеми на 2 этаж, квартира справа, позвонила, и через стеклянную дверь мы подошли к нормальной двери, там нужно было опять звонить, женщина открыла дверь и мы оказались в жилой комнате пастора Гандоу. Из этой жилой комнаты нас провели в очень большое помещение, и мне сказали, что пастор Гандоу находится ещё в Моабите у католического священника и скоро вернётся.

Не прошло и 5 минут, как он пришёл. Он сказал "Привет, я пастор Гандоу" не дав мне руки и не посмотрев на меня. Я на это ничего не ответила. Затем он спросил меня, знаю ли я, какой пост он занимает, есть ли у меня опыт работы с саентологическим Е-метром, какие курсы я прошла, как я пришла к тому, чтобы подписать контракт по сотрудничеству, и закончила ли я курсы. Я не ответила ни на один из его вопросов. Затем я спросила с какой целью он задавал эти вопросы, и он ответил, что это интересует не только его, но и других людей. Тогда я задала ему вопрос: Кто это другие люди ?" Он ответил: "Это тебя не должно интересовать."

Затем он снова сказал, что моя семья прилагает определённые усилия по заботе обо мне, а когда я спросила: "Почему ?" Он дал мне тот же ответ, что и оба мужчины, которые меня привезли. Между тем пастор Гандоу в моём присутствии разговаривал с моим экс-мужем и рассуждал, что меня можно было бы поместить на 48 часов наблюдение врачей в сумасшедший дом, и я не смогу избежать этого. Эти его высказывания носили скрытую угрозу и попытки подавить мою волю, он хотел сломить меня и сделать послушной.