#Google reCaptcha
Текст комментария
Правда о Дворкине Александре Леонидовиче
Истинная причина
межконфессиональных проблем
в России

Новое на сайте

16 октября Илья Порхачёв под псевдонимом Tempus как актив сектоведов на Википедии

30 сентября «Решили сделать конференцию закрытой, чтобы не пугать людей». О сектоведческой конференции в Салехарде

24 сентября Доклад Массимо Интровинье: антикультисты против Ассоциации прикладных наук

20 сентября Губернатор ЯНАО созывает сектоведов в Салехард

23 апреля Ахиллесова пята антикультизма

13 апреля Антисектанский центр Воронежа оказался причастен к подбросу запрещенной литературы

Архив новостей

Подписаться на обновления сайта

E-mail:

Кто уже подписан?

По темам

Антинаучная природа сектоведения

Антирелигиозная деятельность

Выступления против индуизма

Выступления против мусульман

Ложь в СМИ и скандалы

Психиатрические диагнозы

Сектоведение и криминал

Сектоведы и Минюст

Сектоведы и образование



Джозеф Гриебоски: «деятельность Дворкина – это безумие»

Интервью даёт Джозеф Гриебоски (Joseph Grieboski) — основатель Института религии и общественной политики, дважды номинированный на Нобелевскую премию мира, эксперт по вопросам религиозной свободы, национальной безопасности и анти-экстремизма.

Господин Гриебоски на конкретных примерах рассказывает о проблемах реализации религиозной свободы, о деятельности Александра Дворкина и «антисектантских» организаций.



https://www.youtube.com/watch?v=90bsw9yVAsE (13 минут)

«Я абсолютно уверен, что действия Дворкина и таких организаций, как FECRIS, опасны для международного сообщества. Они подрывают цивилизованность, подрывают общественное взаимодействие. В мире мы видим экстремизм против мусульман, мы видим экстремизм против меньшинств любого рода. Общество должно строить взаимодействие, а не ломать его. И то, что делает FECRIS – это распространяет небезопасность, ложь и ксенофобию». — Джозеф Гриебоски в интервью газете «Нераскрытые преступления», 17 июня 2016 г.

Интервью берёт гл. редактор газеты «Твоя судьба» Мария Шуляк.


Полная расшифровка интервью:

Журналист: Вы в своей статье пишите, что классификация религиозных групп в религии и секты нарушает религиозные нормы в области прав человека. Это противоречит статье 18 Международного пакта о гражданских и политических правах. Но кому это может быть выгодно?

Джозеф Гриебоски: Определение групп, как «опасные секты и культы» продвигает интересы только отдельных организаций. Может быть, даже – религиозных.

В мире после ситуации 11 сентября межрелигиозный диалог людей, взаимоотношений и свободы религий стали крайне важны. Деление групп вместо того, чтобы их строить, раскалывать их, а не создавать мосты – все это только подрывает попытки создать миротворчество и безопасность.

Журналист: Есть такая организация, как FECRIS – Европейская федерация центров по исследованию и обмену информацией о сектанстве. Можно ли их методы назвать правомерными?

Джозеф Гриебоски: FECRIS очень странным образом адаптировал модель верований меньшинств для того, чтобы выстроить дорогу в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе, Евросоюз и другие учреждения с целью узаконить свою деятельность. А деятельность FECRIS — незаконна. Они подрывают общественную безопасность, они подрывают основные права людей и разрушают человеческое достоинство и цивилизованность.

Журналист: США такая свободолюбивая страна, но при этом там есть филиал FECRIS. Как Вы можете прокомментировать это?

Джозеф Гриебоски: Мы видели увеличение религиозной дискриминации в Америке. По сути, один из предполагаемых кандидатов политической партии сам является расистом, ксенофобом и исламофобом. И, как мы видим, в США религиозная дискриминация растет. Поэтому у FECRIS появляется возможность получить основание. Однако, Соединенные Штаты построены на принципе свободы религии. Они построены на принципе религиозной толерантности. Они построены на принципе уважения религии. Поэтому у FECRIS может быть филиал в Штатах, но он никогда не разрастется и никогда не станет влиятельным.

Журналист: Поделитесь, пожалуйста, своим взглядом на антисектантские движения.

Джозеф Гриебоски: Мы работали с разными религиозными организациями десятилетиями, помогая освещать тот факт, что антисектантские группы не заканчивают деятельность тем, что общество соглашается и воспринимает какую-то группу сектантской.

Я изучал организацию MIVILUDESMIVILUDES — в переводе с французского «Межминистерская комиссия по мониторингу и противодействию сектантским отклонениям». Эту правительственную организацию Франции А.Дворкин часто ставил в пример во время своей лоббистской деятельности в России. В 2012 году призидент этой организации Георг Фенек был осужден Уголовным судом Парижа за распространение клеветы. во Франции. Государственное бюро Франции, Межминистерская комиссия периодически вторгались в Римско-католические церкви. Они даже включили южных баптистов в черный список сект и культов. Во времена предшественников MIVILUDES, президент и вице-президент США тоже считались членами опасных сект и культов.

Мы довольно немало лет работали над тем, чтобы повысить сознательность и понимание того, что без стандартных методологических измерителей, без терминологических стандартов, которыми можно измерить, какие поступки, а не какие верования ведут к преступной деятельности, без этого всего можно назвать не поступки, а любые убеждения преступными.

Журналист: Вице-президентом FECRIS является Александр Дворкин, и ряд экспертов из Европы и Российской Федерации утверждают, что его деятельность, в целом, носит экстремистский характер. Как Вы можете прокомментировать подобную позицию?

Джозеф Гриебоски: Честно говоря, единственное слово, которым я бы мог описать деятельность Дворкина, это – безумие. Просто посмотрите на него на конференциях ОБСЕ. Он ходит по коридору, разговаривая сам с собой. Например, он считает религиозные организации экстремистскими только потому, что они против разводов. Но Римско-католическая церковь тоже не поддерживает разводы. Кроме того, у него нет соответствующего образования, экспертной практики, и нет оснований для его претензий. Он просто ворчит, как недовольный и безумный человек.

Журналист: Знакомы ли Вы с Дворкиным лично?

Джозеф Гриебоски: У меня был официальный запрос встретиться с ним примерно 15 лет назад. Но он раздраженно отказал во встрече. Это было на конференции в Греции, если не ошибаюсь, в 2004 году, где он также был. На этой конференции я выступал с речью о важности свободы религии для демократии и безопасности. Без моего ведома организаторы конференции дали ему копию моего текста, и он потратил следующие 30 минут, нападая на меня и на США. После мероприятия, во время ужина вечером, он подошел к моему столу и начал кричать. И потом ушел. Как Вы понимаете, мне было очень неудобно, так как я был в присутствии членов дипломатического корпуса в Греции.

А потом он пришел снова и начал говорить: «Теперь я знаю, что ты собираешься меня уничтожить! Я знаю, что ты будешь преследовать меня!», и мой единственный ответ был: «Ты не настолько важен для меня, чтобы я тебя преследовал». Он был очень оскорблен этим и быстро ушел.

Потом я видел его еще раз на конференциях ОБСЕ, где мы никак не общались. Ну, и то, что я говорил – он ходил в фойе, разговаривая сам с собой.

Журналист: Является ли мнение Дворкина авторитетным в США?

Джозеф Гриебоски: Конечно нет. Любой, кто работает в сфере свободы религии, в сфере межрелигиозного диалога и в религиоведении, его не уважает. Если они вообще знают о нем, он не так уж знаменит. Но те, кто знает, кто он такой, считают его ненадежным, изгоем и экстремистом.

Журналист: Представляет ли опасность для мирового сообщества организация FECRIS и деятельность таких людей, как Александр Дворкин?

Джозеф Гриебоски: Я абсолютно уверен, что действия Дворкина и таких организаций, как FECRIS, опасны для международного сообщества. Они подрывают цивилизованность, подрывают общественное взаимодействие. В мире мы видим экстремизм против мусульман, мы видим экстремизм против меньшинств любого рода. Общество должно строить взаимодействие, а не ломать его. И то, что делает FECRIS – это распространяет небезопасность, ложь и ксенофобию.

И если мы, например, пытаемся справиться с кризисом сирийских беженцев, такие организации, как FECRIS, будут только способствовать тому, что жизни беженцев будут в зоне риска.

Журналист: Вчера на интервью господин Ричардсон сказал, что, по его мнению, Дворкин является большой ошибкой Русской православной церкви. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Джозеф Гриебоски: Дворкин пытается показать, что он не связан с РПЦ. Давайте предположим, что это правда. Даже если его деятельность не связана с РПЦ, поступки, которые он совершает, подрывают образ Русской православной церкви. Они способствуют тому, чтобы РПЦ выглядела слабой и запуганной, а не сильной социальной фигурой по отношению к российскому гражданскому обществу. Действия Дворкина способствуют созданию очень негативной картины ортодоксального руководства.

У меня достаточно проблем с государственными учреждениями, как в случае c MIVILUDES или русской милицией, которая устраивает рейды в домах. Но когда такая неправительственная организация, общественная организация, как FECRIS берет на себя ответственность, не судебную и не государственную, это является жестким нарушением закона на всех уровнях. Не говоря уже о всемирно признанных человеческих правах.

Журналист: Почему, на Ваш взгляд, такая политика разрушительно действует на демократию и на бизнес?

Джозеф Гриебоски: Если организация законно зарегистрирована, имеет законный бизнес и их атакуют только потому, что считают, что у владельца или директора организации свое определенное религиозное видение, нет лучше определения, чем «нарушение основных прав человека». Но в этом случае идет нарушение не только личных религиозных прав, а уже нарушение корпоративных прав.

Китай всегда был лучшим примером того, что не так. Например, китайцы устраивают рейды на ФалуньгунФалуньгун — возникшее в Китае новое религиозное движение, в основе которого лежат традиционная китайская гимнастика цигун в сочетании с элементами буддизма, даосизма, конфуцианства и китайских народных верований, на малый бизнес. Кстати, Александр Дворкин консультировал китайское правительство о том, как атаковать Фалуньгун. И мы должны помнить, что у него есть влияние и за пределами России.

Но если бизнес не может стабильно или спокойно вести деятельность, зная, что его деятельность может быть подорвана всего лишь из-за верования владельца, зависит от того, что в обществе считается стабильным. Если в бизнесе контракт может быть сорван по причине того, что один член организации оказался членом, например, MIVILUDES, или религии, которая не нравится FECRIS, тогда какие законы легитимны? И каких нужно придерживаться? В таком случае, любое общество будет под угрозой, не только один индивид. Не только религиозное общество, к которому они имеют отношение, но и корпоративное сообщество.

Журналист: В случае атаки на организации или субъекты, какая тактика является эффективной, по-вашему? Позиция бездействия и терпимости или позиция активной обороны и контратаки?

Джозеф Гриебоски: Я лично считаю, что когда атакуют организацию или человека, лучший вариант это – многоуровневая стратегия. Первое – судебное дело, так как незаконно оценивать организацию таким образом, даже если это делает полиция. Второе – это общественные связи, СМИ, интервью. Прекрасная вещь Facebook и Twitter в том, что ничего не приватно.

И если человека атакуют просто потому, что он во что-то верит, не потому, что он нарушает закон или физически на кого-то нападает, а только верит во что-либо, тогда это нужно освещать в СМИ. Особенно, когда столько доказательство против таких как Дворкин и FECRIS.

Журналист: Мы будем рады услышать Ваши пожелания проекту, в котором Вы также принимаете участие.

Джозеф Гриебоски: Я думаю, очень важно показать общественности те организации, против которых FECRIS совершала свою деятельность, и привести доказательства.

Я должен отметить, что 21 век — это век информации. Но информация должна быть достоверной, честной и проверяемой. А FECRIS этим не славится. И важно повысить сознательность людей в том, что такие группы, как FECRIS, подрывают социальную стабильность, подрывают демократические принципы. И ваш проект в этом — фундаментальный.

15 июля 2016